Перейти к содержимому


Фотография

Эпизоды Апокалипсиса


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 22

#21 Вариатор

Вариатор
  • Пользователь
  • 4,471 сообщений
  • LocationИзраиль

Отправлено 22 December 2014 - 14:04

Молодец!Пиши ещё.
п.с. почему крав мага?

  • 1

#22 Юджин

Юджин
  • Пользователь
  • 2,390 сообщений

Отправлено 22 December 2014 - 19:52

Молодец!Пиши ещё.
п.с. почему крав мага?


Сейчас крав мага вошло в моду, и в Виннипеге открыли курсы по этому виду самоообороны. Кроме того спецподразделения разных стран тоже начали использовать эту рукопашку.
  • 0

Зри в корень!


#23 Юджин

Юджин
  • Пользователь
  • 2,390 сообщений

Отправлено 23 May 2015 - 21:27

Эпизод 5
День “0”

Аманда запомнила тот день на всю жизнь...
Совсем недавно ей исполнилось 12, и как всякий подросток она пребывала в уверенности что впереди её ждет долгая и интересная событиями, счастливая жизнь.
В те выходные она с родителями собиралась поехать за город в охотничий домик на берегу реки Виннипег, недалеко от живописной деревушки Пинава, в часе езды от города.
Еще с вечера родители упаковали вещи: охотничьи и рыболовные принадлежности, надувную лодку на четверых, рюкзаки и сумки, набитые всякой всячиной, до верху загрузив ими Додж Дуранго, да так что внедорожник заметно просел от такого веса, возмущенно скрипнув рессорами.
Именно тогда Аманда заметила что её мама немного захворала. Отец предложил отменить поездку, но мать наотрез отказалась, убедив отца в том что температура уже прошла, и она выздоравливает.
И действительно, на следующее утро мать выглядела значительно бодрее, несмотря на чуть повышенную потливость и покрасневшие глаза.
По городу ходили слухи о каком-то вирусе, который невозможно вылечить, и который передается воздушно-капельным путем или через прикосновение. Но в эти газетные байки мало кто верил, и поэтому внедорожник
Мак Дорчестеров рано утром уже мчался по пятьдесят девятому шоссе, распугивая замешкавшихся на дороге косуль.
Полтора часа ушло на то чтобы выгрузить и распаковать вещи. Солнце уже стояло высоко в ярко голубом небе и погода не обещала никаких неприятных сюрпризов. Легкий ветерок шевелил верхушки берез и елей, кричали птицы, и где-то в ветвях гонялись друг за дружкой вопящие белки, совершая головокружительные прыжки с ветки на ветку.
Небольшой, уютный сруб построил своими руками дед Аманды, лет тридцать назад.
Дед много чего умел. Индеец из племени черноногих. В резервациях от скалистых гор Монтаны и до Северо западных территорий о нем знали все.
Он был Великим Вождем своего народа, так же как его отец и дед. В молодости он считался самым метким стрелком из ружья и лука. Много учился, и с отличием закончил университет Манитобы, став самым молодым индейцем преподавателем истории, а затем и профессором кафедры истории Виннипежского университета. Несмотря на преподавательскую деятельность он никогда не забывал свои корни и очень много занимался благотворительностью, за год успевая навестить самые отдаленные резервации Монтаны, Манитобы и Северо западных территорий.
Благодаря ему открывались школы и детские сады, а число индейцев – выпускников университетов и колледжей увеличилось вдвое.
Свою семью он так же не забывал. Это благодаря деду Аманда уверенно сидела в седле, метко стреляла из лука, который так же смастерил ей её любимый дед.
Мать Аманды была индианка, а отец ирландец. Дед шутил, что от отца внучка унаследовала силу и напористость ирландского характера, а от матери индейскую покладистость, развитое шестое чувство, и конечно красоту, не лишенную таинственной экзотики.
Сруб дед построил для того, чтобы можно было удаляться от городской суеты, ловить рыбу и охотиться в одиночестве, которое он так ценил в те редкие дни, когда ему удавалось остаться одному наедине с природой и самим собой. Когда Аманде исполнилось десять, дед подарил ей этот загородный домик.
Оставив мать прибираться и готовить обед, Аманда с отцом взяли удочки и отправились порыбачить прямо с небольшого, крепко сбитого причала, находящегося всего в паре сотен метров от жилища.
Удобная скамейка, которую тоже смастерил дед специально для рыбалки, стояла как всегда, не затронутая временем и непогодами на самом краю причала.
Не прошло и часа, как отец и дочь уже несли домой небольшую щуку и толстого полуметрового сазана, предвкушая вкусный ужин на веранде под светом луны, звезд и тусклой лампочки, подвешенной над самым столом.
За ужином отец предложил выйти на раннюю рыбалку на надувной лодке, а мать предпочла пособирать грибы и ягоды к завтрашнему обеду.
В шесть утра Аманда с отцом уже отчаливали от берега. Маленький моторчик еле слышно урчал, оставляя за толстыми резиновыми бортами, еле заметный кильватер. Было уже довольно светло, но высокие ели пока еще скрывали своими верхушками пробудившееся солнце Манитобы. День обещал быть безветренным и жарким. Тут и там, за резиновыми бортами, выпрыгивали из воды хищники, не обращая никакого внимания на незваных гостей.
Отец и дочь бросили якорь посередине озера, когда эхолот обнаружил на глубине в несколько метров стаю довольно крупных рыбешек.
К обеду, в лодке уже лежали два полуметровых судака и три крупных сильвербаса. Остальных рыб отец и дочь просто выпускали за ненадобностью, продолжая ловлю исключительно ради спортивного интереса. Уставшие и довольные они вскоре высадились на берег, и Аманда поторопилась домой, похвастаться матери уловом.
Её, она увидела еще с тропинки. Женщина сидела на корточках спиной к дочери перед крыльцом дома, и Аманде показалось что она словно бы роется в земле, разбрасывая в стороны комья влажной земли.
Девочка подошла поближе и остановилась в паре метров за спиной матери. В это время отец тоже успел подоспеть, и так же остановился не понимая что происходит.
-Мама, - нерешительно проговорила Аманда, делая шаг в направлении матери.
-Стой! – Закричал вдруг отец, и схватив дочь за плечо, резко рванул назад, да так что та отлетела на пару метров, ударившись о ствол большой сосны.
В ту же секунду женщина повернулась и взглянула на мужа. Волосы ее растрепались и были вымазаны чем-то темным, похожим на краску. Рот был перекошен,а в зверином оскале острых и длинных клыков, не было ничего человеческого. Вся челюсть была вымазана кровью, так же как и новенькая шелковая блузка, которую она купила себе в предпоследний уикенд. Длинными, слишком длинными ногтями, она жадно впивалась в дымящиеся потроха.
На земле у ее ног лежал полуобглоданный небольшой олень, из разорванного брюха которого, клубами поднимался пар, неся за собой мерзкий и отвратительный смешанный запах крови и испражнений.
Мать смотрела на мужа холодным, бессмысленным взглядом рептилии, как смотрят аллигаторы на добычу, которую собираются сожрать. Потом она медленно повернула голову, слегка наклонила ее, и взглянула на дочь, которая в мертвенном ужасе смотрела на мать, трясясь от избытка адреналина, и прижавшись спиной к толстому стволу дерева.
-Беги к реке и заводи мотор, -тихо, почти шепотом проговорил отец не оборачиваясь, -не жди меня, не возвращайся в город и постарайся найти деда. Он поможет. Уходи в сторону водопадов “Семи сестер”...там найдешь резервацию, где...
Раздался оглушительный животный рёв, и тело матери распрямилось, словно пружина. Девочка кинулась бежать. Она не слышала звуков борьбы, и криков ее отца. А может быть не хотела их слышать, или не могла за громким стуком ее собственного сердца.
Мотор завелся с пол-оборота, и Аманда начала отчаливать от причала. Но вдруг лодку дернуло и покачнуло, да так сильно что девочка чуть было не вывалилась в воду.
-Веревка... – поняла Аманда, и попыталась подтянуть лодку к причалу чтобы развязать узел. И тут она увидела её...
Страшное чудовище, в которое превратилась ее мама, длинными прыжками быстро приближалось к пристани. Блузка была порвана, плечи стали широкими и мускулистыми, а тело начала покрывать коричневатая шерсть. Это уже была не её мама, а дикий и необузданный монстр, стремящийся убить и сожрать маленькую, беззащитную девочку.
Аманда достала маленький ножик, который всегда носила с собой, когда они с родителями ходили в походы на природу. Ножик был совсем крохотный но очень здорово заточен, что позволяло быстро перерезать рыболовную леску или готовить снасти для рыбной ловли. Аманда начала резать веревку.
Руки ее не слушались, но она старалась не смотреть в сторону приближающегося монстра. А тот был совсем рядом. Уже слышалось его тяжелое утробное дыхание, ветки и сухие сучья с треском переламывались под его ногами. Тварь рычала, брызгая слюной, готовясь к решающему прыжку.
Ножик, казалось, затупился, не желая перерезать канат, толщиной в палец.
Всё вокруг, словно замедлилось, и Аманде, её движения казались неуклюжими и нерасторопными. Всего несколько метров отделяли девочку от монстра, который еще вчера ласково гладил ее по распущенным волосам, и целовал на ночь.
Тварь прыгнула...
И словно по волшебству, в ту же секунду ножик справился с последним волокном крепкой веревки. Лодку дернуло, и она сдвинулась всего на пол метра от пристани. Но этого хватило чтобы тварь свалилась в воду, не сумев долететь до своей добычи. Слабый моторчик начал медленно сдвигать лодку в сторону озера, но тварь не собиралась сдаваться. Издав протяжный вой, она из последних сил вытянула лапу, и когтистыми цепкими пальцами ухватила Аманду за щиколотку. Аманда закричала от ужаса и боли, изо всех сил брыкаясь в лапах чудовища, в тщетных попытках освободиться. А тварь, вцепившись в ногу девочки, подтягивала лодку всё ближе и ближе, стараясь перевернуть надувную посудину. Аманда почувствовала что теряет силы. Нервы начали сдавать, и девочка уже собралась было проститься с жизнью, но тут она поняла что продолжает сжимать в руке тот маленький ножик, которым она только что перезала веревку. Ножик был таким маленьким, что ей просто в голову не могло прийти воспользоваться им как оружием.
Не долго думая девочка вонзила острое как бритва лезвие в руку чудовища.
Тварь зарычала, но вместо того чтобы отпустить Аманду, впилась острыми клыками в её ногу. Аманда не почувствовала боли. Только страх и возникшее вдруг, ниоткуда, желание выжить во чтобы- то ни стало.
Она взревела не своим голосом, словно тысячи её индейских предков, вдруг вскипели и разбушевались в ее крови. Словно все индейские духи и божества вселились в ее ослабленное тело. Аманда изо всех сил вонзила острие ножа в глаз свой матери, а затем вытащила и воткнула в другой.
В тоже мгновение тварь выпустила ногу девочки, оставив два кровоточащих полумесяца на месте укуса, взвыла каким-то уже совсем других голосом, и начала беспомощно барахтаться в воде возле причала.
Лодка медленно отдалялась от берега, оставляя позади еле заметный, поблескивающий в солнечных лучах, кильватер. И вот уже через пять минут барахтающаяся тварь исчезла из виду, и только изредка еще доносились до слуха девочки жалобные вопли дикого существа, которое еще вчера было ее матерью.
Рана страшно чесалась. Аманда так сильно вымоталась что как только почувствовала себя в безопасности, выключила мотор и улеглась на дно лодки. Ближе к вечеру ее разбудил слабый толчок в резиновый борт лодки, и девочка мгновенно вкочила, в ужасе оглядываясь, сжимая в руке окровавленный ножик. Оказалось что это был всего лишь ствол поваленного дерева. Но уснуть уже стало невозможно. Зуд в ноге был такой, что Аманде не раз хотелось вырезать этот кусок зудящей плоти из своей ноги без всякого наркоза. Боль, казалось, была предпочтительней этого надоедливого зуда. А еще девочка обратила внимание, что ее не кусали комары. Об этих насекомых, водящихся в манитобских лесах, по всей Канаде ходят легенды. И часть из них совершенная правда. Если вы охотник, рыболов, или же просто любитель пешего или велосипедного туризма, то без большого баллончика противомоскитного спрея, в манитобских лесах вам делать нечего. Вас просто сожрут с потрохами. И вот Аманда никак не могла взять в толк, почему до сих пор ни один москит даже не приблизился к ней, не говоря уже о том чтобы укусить. Действие спрея, которым они с отцом воспользовались утром перед рыбалкой, закончилось давным –давно, лодка все время находилась совсем недалеко от берега, и комары должны были облепить девочку с ног до головы. Но почему-то этого не произошло.
Аманда заплакала. Она вспомнила отца, который еще несколько часов назад учил ее как правильно вязать узел на снасти, и под каким углом лучше всего забрасывать спиннинг. Его последние слова, молотом стучали в ее голове, заставляя держать себя в руках и не терять самообладание:
“...не возвращайся в город и постарайся найти деда. Он поможет. Уходи в сторону водопадов “Семи сестер”...там найдешь резервацию...”
-Резервацию, - подумала Аманда, -Ах, да, точно...дед говорил что целый месяц будет преподавать историю в резервации, в районе водопадов “Семь сестер “
Аманда уже бывала в этом уютном курортном городке, где они с родителями не раз снимали на выходные номер в гостинице. Аманда любила теплыми вечерами плескаться в гостиничном аквапарке, поедая вкусное мороженное... Девочка снова заплакала.
Она не сомневалась что без труда разыщет деда. Но вот только...
Аманда задумалась. И чем больше она думала, тем ей становилось все страшней. В интернете ей приходилось читать статьи о страшном вирусе, который передается с кровью или даже просто через касание. Но беда в том, что в это мало кто верил, а правительство боялось что либо предпринимать, опасаясь паники.
Она представила себе как найдет деда, как он обнимет свою внучку, а потом...эта внучка вопьется в него острыми клыками, и вырвет из старого вождя кусок плоти... А после этого вся резервация превратится в чудовищ, рыскающих по всей провинции и за ее пределами в поисках пищи...
Снова сильный зуд. Аманда очнулась вся в слезах.
-Мне нельзя идти в резервацию, - решила она, - мне никуда нельзя идти, потому что я заразилась, и скорее всего скоро превращусь в такого же монстра.
Аманда уже знала что будет делать. Прежде всего она нашла небольшой островок, удаленный от берегов на приличное расстояние. Там она соорудила подобие вигвама, как учил ее дед. Конечно любой взрослый индеец посмеялся бы над таким уродливым жилищем, но девочку ее новый дом вполне устроил. Спасал от жары и от дождя. В лодке нашлись снасти, которые, так удачно ее отец не забрал домой. И Аманда решила что какое-то время сможет перебиваться рыбой.
В небольшой походной сумке, так же оставленной отцом в лодке, обнаружился моток капроновой веревки и зажигалка для разведения костра.
А еще отец оставил в сумке карту провинции, что очень порадовало Аманду.
Прошла неделя. Зуд в ноге не прекращался. Аманда сумела поймать несколько крупных рыбешек, и голод ей не грозил. Девочка постоянно чувствовала тошноту и слабость. Весь день она лежала внутри шалаша, гадая что будет дальше. А вскоре, она обратила внимание что на ее пальцах начали пробиваться черные волоски, что так-же вызывало зуд.
В конце второй недели, из носа девочки пошла кровь, и она решила что умирает. А на следующий день Аманда потеряла сознание.
Что-то толкнуло девочку в ногу, и она мгновенно очнулась. Солнце стояло высоко в зените, а возле ее ноги копошились два енота, старательно обнюхивая всё вокруг. Аманда села и поняла что ее самочувствие значительно улучшилось. Нога уже не зудела, и как ни странно, исчезли черные волоски с ее рук. Девочка почувствовала себя настолько бодрой что решила искупаться в озере и привести себя в порядок.
После купания она почувствовала страшный голод, быстро разожгла костер и зажарила большого сильвербаса. Насытившись, она решила что проведет на острове еще несколько ночей, на всякий случай.
На острове Аманда обнаружила старый ясень, что ее очень обрадовало, так как она решила смастерить небольшой лук для охоты на мелкую дичь, как учил ее дед. Сломав метровую ветку, девочка ножиком вырезала выемки для тетивы, которую сделала из капроновой веревки. Лук получился кривой, но достаточно прочный и упругий, что давало надежду, в будущем питаться не только рыбой но и мясом. Стрелу, Аманда вырезала из камышового стебля, наконечник- из осколка камня, привязала той же капроновой веревкой, а сзади приделала оперение из пера крупного орла, которое нашла на берегу.
Полдня ушло на сооружение этого странного и неуклюжего лука, но уже вечером усилия принесли результат. Аманде удалось подстрелить маленькую птичку, чему она страшно обрадовалась, и жизнь показалась девочке не такой удручающей. Птичка оказалась жесткой и совсем невкусной, но девочке на это было наплевать, ведь это первая ее самостоятельная охота, благодаря которой она сейчас сидит и ест мясо, которое добыла своими руками.
-Дед бы сейчас мной гордился, - подумала девочка и впервые за много дней, улыбка осветила ее веснушчатое лицо.
В конце третьей недели Аманда решила что полностью выздоровела и готова отправляться в путь.
Она приготовила приличный запас еды, которого ей хватило бы как минимум на неделю. Ей удалось подбить несколько птиц и мелких зверушек. Мясо она закоптила на костре как и рыбу. На дно лодки она уложила свежую траву, куда положила запасы еды, а затем набросала траву сверху, чтобы защитить запасы от прямых солнечных лучей.
Аманда знала что “Семь сестер” находятся немного западней Пинавы, и сверившись с картой отца, направила лодку вдоль северного берега озера. Она надеялась выйти к узкой протоке, которую заметила на карте, и оттуда постарается добраться как можно ближе к месту назначения.
Аманда не сразу обратила внимание что течение постепенно увеличивает свою силу. Если утром девочке казалось что утлое надувное суденышко “проползает” не более двух-трех километров в час, то теперь, ближе к вечеру, чтобы угнаться за ней по берегу, пришлось бы перейти на бег трусцой. Но забеспокоилась Аманда только тогда, когда лодку начало вращать тут и там возникающими водоворотами, и весла уже стали бесполезны. И вскоре девочка поняла что её несет к водопаду. Для настоящего моряка, такой водопад не представлял бы никакой угрозы, так как это был скорее не водопад, а крутой порог, где вода с шумом закручиваясь, всей мощью обрушивалась на скалы и камни, разбиваясь на мириады мелких брызг, чтобы затем продолжить свой бег словно ничего и не произошло.
Но девочка понимала что неуправляемое надувное суденышко вряд ли выдержит падение даже с метровой высоты, а острые камни с легкостью разорвут непрочные резиновые борта. Ничего другого не оставалось, кроме как прыгать.
Аманда сунула карту отца за пазуху, схватила лук и несколько, заранее приготовленных стрел. Выбрав момент, когда лодка приблизилась к берегу, девочка прыгнула.
Берег был совсем рядом – всего в паре десятков метров, но Аманде здорово пришлось потрудиться чтобы справиться с мощной стремниной, и благополучно добраться до места, где рельеф береговой линии позволял бы зацепиться хоть за что-то что бы выбраться из бурлящего потока.
Стрелы были утеряны, и поток моментально унес их с собой, закручивая и швыряя из стороны в сторону. Главное, что был лук, карта, и маленький, острый как бритва, ножик, привязанный прочной капроновой нитью к рыбацким штанам девочки.
Сгущались сумерки. Солнце уже давно исчезло за горизонтом, но желтовато-бледный свет луны продолжал освещать верхушки деревьев, бросая на землю причудливые тени. Ночные звери просыпались, готовясь к охоте.
Эту ночь Аманда решила переночевать на дереве. Так было безопасней, хотя не обещало крепкого беспробудного сна. Она быстро нашла подходящее дерево с огромными раскидистыми “лапами” ветвей, где могли бы разместиться двое или трое взрослых людей, не боясь свалиться с них во время сна.
Девочка постаралась как можно удобней разместиться среди ветвей, и вскоре погрузилась в нервный, прерывающийся сон.

-Вставай! Вставай же! Да проснись, тебе говорят! – Отец Аманды стоял над дочерью, и орал ей прямо в ухо, оглушая до боли. Он склонился над ней так близко, что она смогла разглядеть самые маленькие морщинки на его выдубленном морозами и ветрами, лице... Отец что-то кричал ей, размахивая руками, но было что-то странное в том как он произносил слова и открывал рот. Девочка увидела что то что говорит отец не совпадает с движениями губ, словно бы картинка отставала от текста как бывает во время разговора по скайпу. Аманда хотела что-то сказать, но почувствовала что её рот словно чем-то заклеен. Она поднесла руку ко рту и...рта не было. На месте рта не было ничего кроме гладкой девичьей кожи, словно она прикасалась к щеке или ко лбу. Девочка испугалась, но кричать она тоже не могла... В этот момент с ее отцом начало происходить что-то странное.
Он продолжал кричать, но его лицо вдруг начало медленно изменяться и деформироваться. Появилась черная растительность на щеках и шее, а нос увеличился и вдавился в череп. Глаза потемнели, и расстояние между ними увеличилось. Голова тоже стала расти прямо на глазах, и тело приняло немыслимые размеры, разрывая одежду мощными мускулами.
Наконец существо, которое было отцом Аманды превратилось в огромного волосатого монстра, с острыми клыками и черными широко-расставленными глазками. Оно продолжало орать, но слова были уже совсем другими:
-Сожру, сука! Иди к папочке...иди к своему папочке, сучка поганая! Неужели ты не узнаешь папочку?
Аманда снова попытались закричать, но рта не было. Тогда она указательным пальцем стала давить на кожу в том месте где должен быть рот. Почувствовав что кожа поддалась, она надавила еще сильнее, а потом еще и еще, пока кожа не прорвалась, образовав небольшую кровоточащую рану. Тогда Аманда засунула в это отверстие пальцы обеих рук, напряглась, превозмогая страшную боль, и рванула что было сил... Раздался треск, разрываемой кожи, и мощный, громкий, нечеловеческий вопль вырвался из окровавленного рта девочки...
Аманда вскочила, разбуженная собственным воплем и страшной болью.
Она вся промокла от пота несмотря на прохладную ночь Манитобы.
Она сразу поняла что стало причиной ее ночных мук и кошмаров. По видимому ворочаясь во сне, она наткнулась на V-образный торчащий сук, который упирался ей в щеку и макушку, причиняя нестерпимую боль, а усталость и пережитое за последнее время завершили дело.
Аманда тихонько, истерически хихикнула, тут же прикрыв ротик, словно боясь что ее может кто-то услышать. Она не ошиблась.
По дереву кто-то или что-то ползло. В почти полной темноте, при неярком лунном свете мало что можно было разглядеть посреди густых зарослей, но и одного шума было достаточно.
Аманда поймала себя на мысли, что предпочла чтобы это был медведь или пума. Эти животные были намного привычнее и понятнее новых жутких тварей, заразивших по видимому уже весь город, хотя и медведь и пума, точно так же могли убивать как эти новоявленные монстры.
Аманда выхватила из кармана ножик, и замерла, боясь вдохнуть или выдохнуть. А то что ползло по толстому стволу дерева, тяжело дышало, издавая при этом негромкое утробное рычание. Вонь становилась все сильней и сильней. Наконец огромная когтистая лапа, явно когда-то принадлежавшая человеку, ухватилась за последнюю ветку, вонзая в мягкую кору мощные когти, всего в паре сантиметров от ноги девочки.
Из-за ветвей высунулась голова чудовища. Черные глаза не выражали ничего. Вытянутая, деформированная пасть была чуть приоткрыта, давая возможность разглядеть острые и тонкие как рапиры, клыки. Из пасти текли слюни, а запах был такой омерзительный, что девочку чуть не вырвало, и она постаралась дышать ртом, хотя понимала что предпочтительней вообще не дышать или умереть сразу.
Тварь замерла на секунду и принюхалась. Хотя Аманда находилась всего в нескольких сантиметрах от монстра, тот, казалось ее не замечал и не проявлял признаков агрессии. Но вот наконец, в его глазах что-то промелькнуло, пасть раскрылась словно у питона во время зевка, и чудовище заревело. Такого звука девочке еще не приходилось слышать. Ей показалось что рядом с ней заревел гудок грузовика или теплохода. Её сразу оглушило, и скорее от испуга чем от смелости, она резанула ножиком по щеке монстра. Но его реакция оказалась не такой как ожидала девочка. Тварь тут же прекратила реветь, заскулила словно побитый щенок, и быстро, быстро начала спускаться с дерева. Затем, продолжая скулить, исчезла в темноте...
Аманде потребовалось четверть часа чтобы перевести дыхание и прийти в себя. Она не понимала что произошло. Почему монстр не накинулся, и не убил её. Более того, девочке показалось что тварь её испугалась и поэтому сбежала в лесную чащу. Но как не старалась она дать хоть какое-то объяснение произошедшему, так и не смогла.
А впереди ее ждали два десятка километров пути по дикому непроходимому лесу. Аманда решила провести на дереве остаток ночи, и утром продолжить своё путешествие.
Несмотря на происшедшее с ней ночью, усталость все же взяла верх, и вскоре девочка уснула.
Она открыла глаза только когда первые лучи утреннего солнца пробившись сквозь густую листву, пощекотали ей щёку. Она почувствовала что выспалась, несмотря на то что все тело ныло от неудобной позы и твердой коры столетнего гиганта, приютившего ее на ночь.
Хотелось есть, и Аманда решила что прежде всего ей необходимо найти дерево, из ветвей которого можно было бы сделать стрелы. Она быстро нашла высокий куст, ветки которого достигали метровой длинны и были достаточно ровные. Вскоре Аманда изготовила несколько стрел с каменными наконечниками и оперением из перьев совы, которые она обнаружила под высоким тополем, где по видимому гнездилась ночная охотница.
Вскоре ей удалось подбить небольшую птицу, и зажигалка, которую Аманда благоразумно прятала в карманах, не подвела. Перекусив, девочка двинулась дальше, придерживаясь русла реки.
Птицы щебетали, исполняя свои трели словно в мире ничего не изменилось.
Сухой валежник и прошлогодние опавшие листья шуршали под ногами Аманды как шуршат каждый раз, когда девочка прогуливалась с родителями или дедушкой в лесу их родной Манитобы. Незаметно, солнце начало клониться к горизонту, и вскоре полностью скрылось за разлапистыми ветвями вечнозеленых елей.
Аманде казалось что она уже где-то недалеко от резервации её деда. Она никогда не была в этом лесу раньше, но какое-то чутье, словно шестое чувство, подсказывало девочке что её жуткое приключение подходит к концу. Она ускорила шаг, но вскоре какой-то неприятный запах ударил ей в ноздри, и она тут же остановилась, прислушавшись и напрягая зрение, в попытке услышать или увидеть хоть что-то в сгущающихся сумерках.
И она увидела.
Чудовище спряталось за толстым стволом раскидистого дуба, и что-то высматривало на небольшой полянке метрах в пятнадцати от себя.
Аманда удивилась тому что совершенно не испытывала чувства страха, а только любопытство. Девочка присела и стала вглядываться между стволами берез и сосен, пытаясь разглядеть что происходит на той полянке.
Посреди полянки на корточках сидел человек в охотничьем комбинезоне, и что-то делал с тушей огромного волка возле своих ног, обутых в крепкие кожаные сапоги, голенищами доходивших ему почти до колен.
Она его узнала именно по этим сапогам, которые этот охотник пошил себе сам из оленьей кожи. Это был приятель дедушки по резервации дядя Джошуа, или как его называли соотечественники Кичи, что на индейском наречии значило “храбрый “. Аманда часто сопровождала дядю Джошуа на охоту вместе с дедом, и именно дядя Джошуа научил ее вязать силки для птиц и мелких животных. Аманда поняла что Джошуа грозит смертельная опасность, если она не предупредит его немедленно. И первое что пришло ей на ум, это вставить стрелу в тетиву, натянуть до отказа, и выстрелить.
Девочка знала что стрела, поражающая с пятнадцати метров кролика или куропатку, вряд ли причинит вред такому монстру как этот, но в тот момент она ни о чем больше не могла думать кроме как о грозящей Джошуа опасности. Стрела угодила чудовищу в заднюю часть бедра чуть выше колена.
Тварь заревела, развернулась и одним движением выдрав стрелу, огромными прыжками кинулось к девочке. Аманда застыла как вкопанная, понимая что совершила непростительную глупость. Но, как это ни странно, страха не было. Она просто стояла и ждала когда это чудище схватит ее и сожрет. Но чудище вдруг резко остановилось в метре от своей цели и замерло. Его мощная грудная клетка ходила ходуном, зубастая пасть раскрывалась и закрывалась, тягучая желтая слюна свешивалась и капала длинными каплями на волосатую грудь. Ноздри раздувались и брызгали отвратительной жижей. От твари страшно воняло. Но монстр словно задумался о чем-то, не предпринимая никаких действий.
Аманде показалось что они так стоят друг напротив друга уже час, но на самом деле прошло всего секунд пять с тех пор как мутант впал в ступор.
Но чудовище неожиданно зашевелилось, что-то негромко прорычало, развернулось и...раздался выстрел. Аманда знала что ее дед далеко не единственный индеец, умеющий метко стрелять. Дядя Джошуа стоял в метрах двенадцати от падающего монстра, в глазу которого образовалось огромное, величиной с кулак, черное отверстие.
-Дядя Джошуа! – завопила девочка и бросилась к своему спасителю, -Вы так вовремя, дядя, если бы не вы...
Джошуа подхватил Аманду на руки и обнял, приговаривая:
-Это ты моя спасительница, черт побери, это ты моя спасительница...

День “Х”
Два черных волка крались бок о бок сквозь густую чащу валежника, образовавшегося пару лет назад после мощного урагана, сумевшего повалить не только молодые неокрепшие деревца, но и многолетние дубы и сосны, десятилетиями вгрызавшиеся своими корнями в плодородную землю Манитобы.
Один волк был постарше, о чем свидетельствовала более широкая грудная клетка, метровая высота в холке, и сосредоточенный взгляд ярких желтых глаз, устремленных в одну точку, откуда слышался странный подозрительный шум. Второй волк был чуть помельче своего собрата, а его глаза метались из стороны в сторону, словно выражая тем самым недоверие или неуверенность. Иногда молодое животное останавливалось, припадая мордой к влажной траве, поскуливало, оборачивалось, словно ища поддержки, у кого-то кто шел сзади, но затем буд-то что-то вспомнив, фыркало и бросалось в след умудренному жизнью компаньону.
Но внимательный глаз мог бы сразу определить что эти два хищника близкие родственники. Это было заметно по светлой отметине в форме буквы “М “ на лбу обоих животных.
Черные хищники двигались быстро но осторожно.
Но вот они услышали хорошо знакомый им звук, и тут же замерли словно парализованные. Казалось что оба хищника превратились в живые статуи, и только еле заметное движение межреберных мышц в такт дыханию, выдавал, затаенную в этих существах энергию.
Звук раздался снова. Это был очень тихий, отрывистый свист, который легко можно было спутать с писком тушканчика или криком голодных птенцов сапсана. Волки тут же развернулись и бросились на голос.
Уокэнда стояла, прижавшись спиной к стволу старой лиственницы. Казалось она слилась с окружающей природой, и только опытный глаз индейского охотника из племени черноногих, мог бы заметить что там среди зеленых ветвей прячется человеческая фигура.
Оба волка стремительно приближались к Уокэнде. И вот, когда казалось что через долю секунды два хищника бросятся и разорвут несчастную на куски, они вдруг заскулили как трехмесячные щенки, и покорно уселись возле ног девушки. Она ласково потрепала их по холкам, а они в ответ облизали ей руку шершавыми и горячими языками.
-Пошли, - сказала Уокэнде, и два зверя послушно поплелись за ней.
Вскоре они вышли на берег озера Виннипег, где девушка обратила внимание на следы недавней драмы, произошедшей здесь по видимому совсем недавно. Обглоданные кости мутировавших диких свиней валялись тут и там, а по ним еще ползали тучи муравьев и жуков-трупоедов.
-Кто-то тут постарался, - подумала девушка и взглянула в сторону невысокого утеса, откуда доносились еле слышные звуки, и куда недоверчиво поглядывали два хищника, тихо и недовольно порыкивая.
-Танка, Хока, в лес! Ждать!
Оба зверя послушно развернулись и через секунду исчезли в густом валежнике.
Уокэнда сняла с плеча лук и вложила стрелу в тетиву.
В такие моменты ей на ум приходили воспоминания из детства. Она вспоминала те страшные дни, когда ее мать превратилась в страшное существо и убила отца. Как она – двенадцатилетняя девочка спаслась из лап мутанта, а потом спасла дядю Джошуа. Как её встретил дедушка и как началась ее новая жизнь в отгороженной от мира резервации, жители которой дали ей имя Уокэнда, что означало на индейском наречии
“Обладает волшебной властью “. И она получила это имя вполне заслужено, потому что только ее не трогали мутанты. Они ее даже боялись и всячески избегали по неясной причине. Кроме того, Аманда сумела вырастить выдрессировать щенков той волчицы, которую убил дядя Джошуа в тот роковой день, когда девочка думала что ей пришел конец.
Трое щенков прекрасно слушались Аманду и выполняли все ее команды словно цирковые зверушки. Дед Аманды подозревал что видимо у девочки выработался иммунитет к мутации после раны, которую ей нанесла мать. И животные как-то чувствовали эту странную силу у его внучки.
А мутанты не понимали что или кто стоит перед ними. Они видели человека, но чувствовали запах себе подобного. Это их отпугивало.
Аманда стала частью резервации. Ее обучали охотничьим навыкам. Она изучала язык индейцев, их традиции и культуру. Она стала разведчиком.
Благодаря ей мутанты редко посещали этот затерявшийся район посреди непроходимых чащоб и живописных озер. Об их прибытии резервацию оповещали выдрессированные волки Аманды, а девочка просто выходила на встречу чудовищам и отпугивала их криками и громким свистом, которому её научил дядя Джошуа.
А через восемь лет появились кабаны. Они нападали молниеносно. Волки успевали предупредить людей о приближающейся опасности, но одой Аманде было невозможно справиться с целой сворой мутировавших тварей, которые нападали с разных сторон деревни.
Тогда люди обнесли деревню частоколом и от самого озера вырыли рвы, которые быстро заполнились водой. Это спасло резервацию от уничтожения.
Аманда подкралась к самому краю невысокого утеса, откуда доносились незнакомые голоса. Она бесшумно вскарабкалась на утес и увидела двоих вооруженных мужчин, стоявших у входа в небольшую пещеру. Ее они не замечали. Внутри она разглядела спину еще одного человека, который присел на корточки, что-то разглядывая. Она подошла почти вплотную и увидела еще одного человека, прислоненного спиной к скале, раненого и умирающего от страшных ран, нанесенных ему мутировавшими свиньями. Аманда услышала как двое стоявших перед ней словно сговорившись простонали какие-то ругательства, а тот что был внутри, вдруг привстал, по-видимому чтобы сбросить крысу с плеча раненого.
Аманда поняла что этого допустить нельзя, иначе эти люди заразятся и погибнут, превратясь в монстров. Стрела уже была наготове. Тетива коротко взвизгнула, и метровая стрела пронзила голову несчастного.
  • 0

Зри в корень!