Перейти к содержимому


Фотография

Эта История Настоящая Бомба!


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1 markizy

markizy
  • Пользователь
  • 5,821 сообщений

Отправлено 23 August 2017 - 07:17

Эта история настоящая БОМБА! Такого раньше Вы никогда не слышали…
 
istorija-1-1.jpg
 

Если вы зайдете на сайт энциклопедии и наберете фамилию штандартенфюрера СС, кавалера Рыцарского Креста с дубовыми листьями барона Манфреда фон Арденне (20 января 1907 — 26 мая 1997гг), то вы можете удивленно прочитать, что он лауреат двух Сталинских премий 1947 и 1953гг. За что???!

 

Талантливый физик. Автор 600 патентов. Один из пионеров телевидения.

 

Национальные премии ГДР за 1958 и 1965гг. Может, за телевещание? Наши источники хранят полное молчание — ну нет в мире этого человека. На самом деле это именно Арденне, а не Курчатов, сделал Сталину атомную бомбу и фактически подарил нам роль великой державы. Сделано это было для того, чтобы Германию спасти от англо-саксов и столкнуть Россию с Америкой.

 

Фон Арденне был любимым физиком фюрера. У него была своя частная лаборатория под Берлином, которую щедро финансировало министерство почт под немецкий «Уран-проект» (Kerwaffenprojekt) 1938-1945гг. Именно Манфред ф.Арденне разработал метод газо-диффузионной очистки изотопов урана (гексафторид, или шестифтористый уран,оказывается, газ) и разделения изотопов урана 235 в центрифуге.

 

Его лабораторию охранял полк СС. Бетонные укрепления, отборно-обученные солдаты — СССР надо было потерять три дивизии на штурм объекта и никаких шансов взять документацию и неповрежденное (не взорванное) оборудование, тем более никаких шансов поймать этих физиков, которые могли в один миг разбежаться и лечь на дно в западной зоне. И вдруг апрельское чудо — эсесовцы безропотно сложии оружие, весь научный состав лаборатории хочет сотрудничать именно с русскими, вся аппаратура и урановая центрифуга института сданы работающими, со всей документацией и реактивами.

 

Да еще органам НКВД в Германии достается 15 тонн металлического урана немецкого качества очистки — во грабанули!

 

Подтянутый господин барон едет в Москву с фрау Арденне, захватив великолепный рояль, эсесовскую парадную форму и картину в полный рост маслом от личного художника фюрера, где тот ему вручает дубовые листья к Рыцарскому Кресту — высшая награда райха (государства).

Он едет не один — свыше 200 виднейших физиков, радиоинженеров, ракетчиков едут с ним. Это Нобелевский лауреат, создатель ракеты Фау-3 Густав Герц, профессор, Вернер Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Циммер, доктор Роберт Доппель, Петер Тиссен, Профессор Хайнц Позе — несколько сотен лучших умов Германии едут в Москву, туда где была расстреляна и сгноена в лагерях профессура русских университетов, и где срок давали просто за дворянство.

 

Россия нищая и голодная, нет масла ни детям, ни раненым в госпиталях, шансов самим сделать атомную бомбу никаких, поскольку это требует миллиардных вложений, современных приборов и …мозгов. Желательно еврейских, как у Ландау. Или немецких, как у ф.Арденне. Но не как у Мехлиса, мать его туды…

 

Вместе с ф. Арденне эшелонами едет самое лучшее и свежее оборудование берлинского Кайзеровского института и собственного института ф.Арденне — Берлине-Лихтерфельде-Ост.

 

Едут даже немецкие электротрансформаторы — один из таких до сих пор без ремонта работает под г.Голицино М.О. Едет документация и реактивы, запасы пленки и бумага для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии и оптика… То, что Сталинская Россия вообще не выпускала, а некоторые позиции не может по качеству освоить и до сих пор. Рабоче-крестьянские мародеры вытаскивают лучшие станки и вывозят новенькие заводы из всех стран, не только из Германии, частная собственность не признается. Так под Веной в Австрии был полностью демонтирован новенький радиоламповый завод, вольфрамовые вакуумные печи которого сыграли большую роль. Австрийцы научились откачивать воздух ртутными вакуумными насосами, которые позволяли получать вакуум разрежением до 10 в минус 13 степени мм рт. ст. Для отсталой России это было недостижимо.

 

В Москве быстренько строится концлагерь на Октябрьском поле. Вполне комфортный — герр ф. Арденне живет в двухэтажном особняке, на лестнице портрет фюрера и его при награждении Рыцарским Крестом.

 

Мой отец и мать кончили МИХМ в 1948г., и весь курс мальчики были распределены в этот концлагерь, который был зашифрован как НИИ Главмосстроя №9 -знаменитая 9-ка. Платили хорошо, главное — паек в голодной стране. Вместо общей амнистии — мужиков после плена гноили в лагерях, а в деревнях выли от одиночества бабы, которые не знали как прокормить детей.

 

Теперь там курчатовский институт, но правильнее было был назвать его именем Арденне. Немцы привезли также отработанные схемы промышленного атомного реактора и реактора-размножителя. Ведь именно они пионеры в атомной области, на о.Рюген Балтийского моря была взорвана первая испытательная мини-бомба, в Померании — вторая. При испытаниях погибли около 700 советских военнопленных («подопытные кролики»). Мощность — около 5 килотонн.

 

Каждому немцу придали по 5-6 наших инженеров — учеников, часто немецко-говорящих. Наши жили в казармах, могли выйти в город по пропускам, но указывали в пропуске куда, к кому, место. Например » кт хроники, Пушкинская площадь, сеанс 14-30″. Ф.Арденне никого не боялся, по праздникам разгуливал по лагерю в полной форме с наградами. Отец и мать часто приглашались к обеду, так как учили в институте язык и были немецкоговорящими, а мать неплохо играла с фрау Арденне в 4 руки на ф-но.

 

От НКВД был приставлен Игорь Курчатов, которого не надо путать с физиком Борисом Курчатовым. Если в мемуарах написано, что в Академии Наук было совещание Ладау, Капицы (будущих академиков СССР) и др. и упомянута фамилия Курчатов, то это Борис, а если Лаврентий Палыч с Иосифом Виссарионычем заслушали доклад — то это Игорь. Так чекист стал великим физиком.

 

Параллельно в промышленном реакторе объекта «Челябинска-40″ был получен плутоний для первой совковой атомной бомбы, после её испытания немец доктор Н.Риль стал Героем Социалистического труда.

 

Тогда настал черед массового производства боеголовок и промышленных объемов очистки радиоактивного урана.

 

Сейчас понятна та наглость, с которой Сталин вел себя в 45г. на Потсдамской конференции — он знал, что немецкая бомба и немецкий уран уже у него в руках. Более того, теперь стало ясно, что японцы получали от немцев уран в обитых золотом ящиках, перевозимых на подводной лодке, имеются данные о проведении ими экспериментального взрыва у берегов Кореи. Последняя лодка весной 45г. всплыла и сдалась американскому эсминцу. Вот почему США ответили Хиросимой и Нагасаки, а не для запугивания Сталина. Этого маньяка уже поздно было запугивать, Арденне уже работал в Москве.

 

Затем Арденне перебросили в Сухуми, где на берегу бухты был постоен новый научный центр, центрифуга очистки изотопов урана. Объект носил шифр «А», потом А-1009 МинСредмаша, и я не советую гражданам отдыхать и купаться в Сухумской бухте без дозиметра. Отец с матерью переехали туда и до школы я жил в родной Абхазии. Было несколько аварий с выбросами изотопов.

 

Барон ф.Арденне был научным руководителем этого института (СФТИ Сухумский физико-технический институт). Большую роль сыграл также австийский ученых — радиотехник доктор Фриц. За эту работу барон получил вторую Сталинскую премию 1953г. и в 1955 году ему разрешили вернуться, но в ГДР.

 

В конце войны в 45 году у Германии были реактивные двигатели и серийные реактивные самолеты, первые зенитные ракеты, первые ракеты класса «воздух — воздух», была атомная промышленность, были инфракрасные танковые прицелы и гироскопическая стабилизация морских орудий, РЛС и станции селекции помех, прекрасные пеленгаторы. Были авиационные прицелы и гиростабилизированные навигационные приборы подводных лодок, «голубая» оптика и 1.5 вольтовые радиолампы размером с ноготь мизинца, крылатые и баллистические ракеты. Все это и куча разработок, документации и мозгов живых ученых досталось Сталину.

 

Столкнув Сталинскую империю с США и распадающейся британской империей, Германия получила шанс — и за короткое время встала с колен и превратилась во вторую или третью по экономике державу мира. Потом это сделала Япония, и заметьте, что без единого райкома, чекистов и руководящей роли партии. А в России — победительнице, люди мечтали о колбасе и масле из Москвы, и не могли купить лекарств умирающему ребенку. Я хорошо помню, как в 1982 г. я электричкой из Москвы сумками возил жратву голодным родичам в Калинине (Тверь).

 

Правильный ход сделали немцы, и я не совсем уверен, что это была личная инициатива барона ф.Арденне — сдать такую лабораторию без указания свыше — малореально. Любой офицерик тебя пристрелит вместе с твоей фрау. У него ведь был приказ и на этот случай.

 

Зайдите на сайт энциклопедии.

 

И помяните в церкви молоденьких советских дурачков 40-х годов, которые в хлопчатых белых халатах брали голыми руками радиоактивные изотопы, которые ведрами выливали радиоактивные отходы в ближайшую речку и мало кто из них дожил не то что до пенсии — до 30-40 лет. Было положено целое поколение молодых и талантливых, доверчивых, но просто глупых, которые проектировали дозиметры для других, но сами работали без дозиметров. Их вдовы и дети помнят о них.

 

Я помню своего отца. Кочнева Анатолия Тимофеевича, 1926 г.р.. Двадцать лет в атомной промышленности. И медленная нищая смерть от лучевой болезни.

 

Вечная им память…

.

И спасибо герру штандартенфюреру за атомную промышленность СССР, которую якобы создал Сталин. Правдивее сказать, ее нам подарили немцы!


  • 1

#2 scorpium1

scorpium1
  • Пользователь
  • 11,636 сообщений

Отправлено 23 August 2017 - 09:20

А кому США должны быть благодарны за атом,не подскажешь? :popcorn


  • 0

Удачливый человек - тот, кто способен сложить прочный фундамент из камней, которые швыряют в него другие!
Я понял, в чем ваша беда — вы слишком серьёзны. Умное лицо — ещё не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…


#3 markizy

markizy
  • Пользователь
  • 5,821 сообщений

Отправлено 23 August 2017 - 10:09

А кому США должны быть благодарны за атом,не подскажешь? :popcorn

Гитлеровской Германии должны быть благодарны .

Или другими словами физикам , которых нацисты или "выгнали" или "потеряли" .

Как , например , Эйнштейну , которого в 1933 году лишили звания академика Баварской академии наук .

 

В августе 1939 года физики Лео Силард и Юджин Вигнер составили так называемое письмо Эйнштейна Рузвельту, которое содержало предупреждение о возможной разработке Германией чрезвычайно мощной бомбы нового типа. В связи с этим авторы письма призывали США обеспечить накопление запасов урановой руды и финансирование исследований Энрико Ферми и других учёных в области цепных ядерных реакций. Письмо было подписано Альбертом Эйнштейном и доставлено президенту Франклину Рузвельту.

 

Рузвельт назначил Лаймана Бриггса из Национального бюро стандартов главой Уранового комитеа для исследования проблем, поднятых в письме. 21 октября 1939 года Бриггс созвал собрание, на котором присутствовали Силард, Вигнер и Эдвард Теллер. В ноябре комитет доложил Рузвельту, что использование урана позволит создать оружие, обладающее разрушительной силой, значительно превосходящей что-либо известное.

 

Бриггс предложил выделить 167 000 долларов на исследования урана, в особенности изотопа уран-235, и недавно открытого плутония. 28 июня 1941 года Рузвельт подписал исполнительный приказ 8807 о создании Бюро научных исследований и разработок (англ. en:Office of Scientific Research and Development) с Вэниваром Бушем в должности директора.

 

В июне 1939 года Отто Фриш и Рудольф Пайерлс в Бирмингемском университете (Великобритания) сделали прорывное исследование критической массы урана-235. Их расчеты показали, что она должна составлять порядка 10 килограммов.

 

В июне 1944 года в Манхэттенском проекте было задействовано около 129 000 служащих, из которых 84 500 были задействованы в строительных работах, 40 500 являлись операторами (?) и 1800 военных. Позже число военнослужащих увеличилось до 5600. Важную роль в проекте сыграли люди-вычислители[1].

 

В проекте участвовали физики и другие учёные с мировым именем: Рудольф Пайерлс, Отто Фриш, Эдвард Теллер, Энрико Ферми, Нильс Бор, Клаус Фукс, Лео Силард, Джон фон Нейман, Ричард Фейнман, Джозеф Ротблат, Исидор Раби, Станислав Улам, Роберт Уилсон, Виктор Вайскопф, Герберт Йорк, Кеннет Бэйнбридж, Сэмюэл Аллисон, Эдвин Макмиллан, Роберт Оппенгеймер, Джон Лоуренс, Георгий Кистяковский, Ганс Бизе, Эрнест Лоуренс, Р. Робертс, Ф. Молер, Александр Сакс, Ханс Бете, Швебер, Буш, Эккерс, Халбан[en], Симон, Э. Вагнер, Филипп Хауге Абельсон, Джон Кокрофт, Эрнест Уолтон, Роберт Сербер, Джон Кемени, Альберт Бартлетт, Ник Метрополис, Джеймс Франк, Миртл Бачелдер.

--------------------------------------------------------------------------------------------

Вот , например ,

 

КИСТЯКОВСКИЙ ГЕОРГИЙ БОГДАНОВИЧ

/18.11.1900, Киев, Украина (входила в состав Российской Империи) - 7.12.1982, США/, физико-химик.

( который хотя родом не из Германии , но оказавшись в коммунистическом совке быстро понял с каким режимомбудет иметь дело и вовремя уехал )

 

kistiakovskii&eiz.jpg

 

Родился в академической семье. Отец - Богдан К., профессор права Киевского университета. Мать - Мария К. (урожденная Берендштам). "Мой отец, - вспоминал К., - социолог, выглядел "белой вороной" на рубеже столетия. Его труды были посвящены проблемам прав человека, которые представляли непопулярный предмет для занятий в России того времени. Эти вопросы просто никого не интересовали". Среднее образование К. получил в частных школах Киева и Москвы. Октябрьскую революцию не принял, т.к. считал власть большевиков "авторитарной". Осенью 1918 г. вступил в ряды Белой армии и участвовал в боевых действиях до осени 1920 г. Эвакуировался из Крыма в Турцию, затем перебрался в Югославию к дяде, который советовал получить высшее образование и обещал материальную поддержку.

В 1921 г. К. поступил в Берлинский университет, где за 3,5 года прошел полный курс обучения и в 1925 г. под руководством М.Боденштайна защитил докторскую диссертацию, которая была посвящена проблеме разложения оксида хлора, производимого с помощью света. По окончании университета остался работать у Боденштайна, по его рекомендации в январе 1926 г. был направлен в качестве стипендиата Международного комитета по образованию в области физической химии в Принстонский университет к профессору Х.С.Тэйлору. Здесь он начал исследовать проблемы адсорбции и катализа, однако по совету Тэйлора написал книгу по фотохимии - "Фотохимические процессы", которая вышла в серии монографий Американского химического общества в 1928 г. Публикация этого исследования принесла молодому ученому признание и известность в области фотохимии.

В 1930 г. К. получил приглашение работать в Гарвардском университете, где продолжил начатые в Принстоне исследования, используя спектроскопическую и флюоресцирующую технику для анализа первичного фотохимического акта. Он увлеченно работал над решением проблем кинетики газофазных реакций, термохимии и реакций ферментативного катализа. К. был талантливым экспериментатором. Он сконструировал калориметр для измерения тепловых эффектов реакций гидрогенизации, измерял теплоемкости вещества при разных температурах для изучения скрытого внутреннего вращения атомных групп в их молекулах, применял разнообразные методы, включая кинетику, для экспериментального определения энергий связи С-Н, использовал масс-спектрометрию для изучения строения химических веществ.

В 1926 г. К. женился на Хильдегард Моебиус (брак распался в 1942 г.). В 1945 г. К. женился вторично - на Ирме Е.Шулер. Единственная дочь К. - Г.Е.Фишер - стала впоследствии профессором физики Массачусетского технологического института. В 1933 г. он принял гражданство США.

В годы второй мировой войны К. занимался исключительно военными вопросами. В июле 1940 г. он стал консультантом Отдела по разработке взрывчатых веществ Национального исследовательского комитета по обороне, а в 1942 г. возглавил этот отдел, где занимался вопросами создания и испытания взрывчатых веществ, изучением их воздействия на окружающую среду, разработкой ракетного топлива. С 1941 г. К. - член Комитета по атомной энергии при Национальной Академии наук; непосредственно участвовал в работе, предшествовавшей Манхетенскому проекту (создание первой атомной бомбы в США). В 1943 г. он консультировал лаборатории в Лос-Аламосе, а в 1944 г. возглавил отдел по разработке традиционных взрывчатых веществ для атомной бомбы. Как впоследствии подчеркивал К., военными вопросами он "стал заниматься потому, что решительно был настроен против нацизма".

В феврале 1946 г. К. возвратился в Гарвардский университет, с 1947 г. по 1950 г. заведовал кафедрой химии и возобновил исследовательскую работу, читал лекции студентам. В 50-е гг. активно участвовал в работе правительственных научных учреждений: в 1953-1958 гг. - член консультативного комитета министерства обороны по баллистическим ракетам, с 1959 г. - член консультативного комитета по химической энергии в Национальном управлении по аэронавтике (НАСА). В июле 1959 г. К. был назначен специальным советником президента США по науке и технике. Оставаясь в этой должности до 1961 г., он консультировал президента Д.Эйзенхауэра по широкому кругу проблем - от координации исследований и разработок в различных научно-технических учреждениях до подготовки научных кадров. Во время пребывания на посту специального советника вел служебный дневник, который впоследствии опубликовал под названием "Ученый в Белом Доме" (1976). Дневник дает представление о том, как принимались в США важные государственные решения и как постепенно зрело разочарование К. в американском военном истэблишменте: "Я начал сознавать, что в действительности политика формируется довольно сомнительным образом". В январе 1968 г. в знак протеста против войны во Вьетнаме он подал в отставку и оставил все свои должности в правительственных учреждениях. С 1971 г., после прекращения активной исследовательской деятельности, К. активно участвовал в движении за предотвращение ядерной войны. В последние годы своей жизни он являлся председателем Совета за создание в мире достойных условий жизни для человека - организации, основанной в 1962 г. американским физиком-ядерщиком Л.Сциллардом. В высших эшелонах власти К. обвиняли в том, что он подрывал безопасность США и симпатизировал Советскому Союзу.

К. опубликовал около 150 работ; он обладатель 11 почетных ученых степеней, среди его многочисленных наград - премии Никольса и Петера Дебая, медали Теодора Уильяма Ричардса, Пристли и Дж.У.Гиббса, которыми удостоило ученого Американское химическое общество. К. были вручены государственные награды: в США - медаль "За заслуги" (1946), медаль "Свобода" (1961), медаль "За достижения в науке" (1967); в Англии - медаль "За заслуги в деле Свободы" (1948). Он являлся членом Национальной Академии наук, Американской Академии искусств и науки, Американского химического общества, Американского философского общества, Американского физического общества, почетным членом Лондонского химического общества и др.


  • 1