Перейти к содержимому


Фотография

Экономим Цент - Теряем Доллар


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 markizy

markizy
  • Пользователь
  • 5,821 сообщений

Отправлено 14 August 2017 - 22:42

b_04_05_2016_10_05_16_33331627.jpg
Фото: Getty Images
 
07.08.2017 13:38
 

О том, насколько отрицательно влияет продолжение американской финансовой военной помощи на развитие израильской экономики и на взаимоотношения нашей страны с Америкой, регулярно пишут наиболее серьезные израильские аналитики. К этой теме вернулся в своей недавней статье и проф. Нино Леви, системный аналитик, основатель ELTA - одной из крупнейших фирм электроники военного назначения. Проработав в течение 10 лет главным исполнительным директором созданной им фирмы и превратив ее в пользующегося во всем мире лидера в области разработки систем оборонной электроники, проф. Леви не понаслышке знаком с вопросом. Его монография "Managing High Technology and Innovation" ("Управление в хайтеке и инновациях") используется сегодня в качестве учебника в университетах всего мира. За свои исследования на базе ELTA проф. Леви удостоился государственной премии за оборонные достижения. 

 

За минувшие 20 лет мне уже не раз доводилось писать, что американская военная помощь Израилю, которая на первом этапе (в 1984 г.) составляла существенную часть бюджета нашей страны (12,5%), давно уже превратилась в удавку на шее израильской экономики. Отказ от этой помощи являлся одним из наиболее важных пунктов программы партии "Емин Исраэль", которую я возглавляла. 

 

История и анализ взаимоотношений Израиля и Америки показывает, что в продолжении этой помощи давно уже значительно больше заинтересована сама Америка, чем Израиль, ибо условия, на которых эти суммы выплачиваются, вынуждают Израиль оставлять почти все получаемые деньги в Америке, закупая различное американское оборудование и, тем самым, лишая заказов производящие аналогичное оборудование израильские фирмы. Доходит до того, что ЦАХАЛ вынужден заказывать в Америке солдатские ботинки, нижнее белье и униформу для израильской армии и полиции. Именно по этой причине (а вовсе не из юдофильских сантиментов) американский Конгресс раз за разом голосует за продолжение этой помощи: сенаторы и конгрессмены понимают, что прекращение израильских заказов приведет к значительному сокращению числа рабочих мест на предприятиях ВПК, а в некоторых случаях, возможно, и к закрытию некоторых предприятий, что горько отольется законодателям на очередных выборах, проголосуй они против помощи Израилю. В результате вместо американских закрываются израильские предприятия. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы осознать масштабы ущерба, который наносит это положение израильской экономике. 

 

Одновременно с этим постоянные напоминания в американской прессе о том, что Израиль является "клиентом" США, и его благополучие зависит от помощи "Старшего брата", приводит к ухудшению отношения к Израилю в американском обществе. Многие американцы, имеющие весьма поверхностное и искаженное прессой представление о реальном положении дел, заявляют в опросах, что Израиль обязан подчиняться политической воле американской администрации, так как "живет на деньги американских налогоплательщиков". Трудно найти утверждение, более далекое от истины. Еще президент Рональд Рейган, осознав важность сильного и самостоятельного Израиля для Америки, подписал с премьер-министром Израиля Менахемом Бегином соглашение о стратегическом партнерстве. На этой формулировке настоял Бегин и Рейган с ней согласился. Переписка двух лидеров показывает, каким уважением пользовался Израиль у президента. 

 

Следует, однако, признать, что и в администрации Рейгана имелись силы, стремившиеся подорвать независимость Израиля и превратить его в вассальное государство, которым можно было бы манипулировать с целью улучшения отношений с арабскими странами. Первую скрипку в осуществлении этой политики за спиной президента играл Каспар Вайнбергер, занимавший в администрации Рейгана пост министра обороны с 1981 до 1987 гг. Именно его усилиями был, при помощи обманного трюка, осужден на беспрецедентное пожизненное заключение израильский агент Йонатан Поллард, вольнонаемный аналитик американского ВМФ, а в Израиле закрыт проект "Лави" - истребитель-бомбардировщик израильского производства. И то, и другое произошло в 1987 г. 

 

Историю "Лави" стоит напомнить в связи с последними событиями (о которых ниже), ибо этот проект и его последующее закрытие сыграли большую роль как в развитии американо-израильских отношений, так и в развитии израильской экономики. 

 

Одномоторный многоцелевой истребитель-бомбардировщик четвертого поколения был разработан на предприятиях Израильской Авиационной промышленности в 80-х годах 20 века. Американцы с опаской наблюдали за развитием проекта, так как самолет обещал стать самым совершенным в мире на тот момент и мог составить весьма успешную конкуренцию американским военным самолетам на международном рынке.

 

В Израиле завершения проекта ждали с нетерпением, так как предполагалось, что со временем "Лави" станет основой израильских ВВС. Предсказывали также большой успех нового самолета на международном рынке, благодаря его уникальным данным: он совмещал в себе возможности маленького, аэродинамичного, в высшей степени маневренного самолета, оснащенного передовыми компьютерными системами, способного лететь на небольшой высоте, высокой скорости и при этом нести большой груз на значительные расстояния. Это был проект с большими амбициями, класса американского F-16, но более современный. 

 

Руководитель проекта Менахем Эйни считал, что разработка израильского военного самолета должна учитывать значительно более сложные угрозы, чем те, что предусматривают американские разработчики для американских ВВС. Израильский проект должен был принимать во внимание не только наилучшее советское вооружение, которое поставлялись арабским странам и которому потенциально должна была противостоять израильская армия, но и наилучшее американское военное оборудование, так как и Египет, и Саудовская Аравия получали современные американские военные самолеты. 

 

Многие политики и военные специалисты рассматривали развитие "Лави" как важнейшую часть программы модернизации израильской промышленности в целом и военной промышленности, в частности. Этому проекту предстояло поднять на новый уровень технические возможности израильской промышленности и передвинуть Израиль в разряд развитых стран. Едва ли не самым активным сторонником этого проекта был один из лидеров Ликуда Моше Аренс, занимавший до этого должность министра обороны (дважды) и должность министра иностранных дел. Поддерживал проект, предсказывая ему большое будущее, и рвавшийся к власти Шимон Перес. 

 

31 декабря 1986 г. "Лави" успешно прошел испытания и был оценен летчиками-испытателями как "отличный" по всем параметрам. За последующие полгода было проведено 82 испытательных полета, и все они оказались в высшей степени успешными. Тем не менее, 30 августа 1987 г. правительство проголосовало за закрытие проекта. Причиной было американское давление, прежде всего, давление министра обороны Каспара Вайнбергера, который проговорившись в одном из телевизионных интервью, объяснил: «Нам не нужен независимый и самостоятельный Израиль, поэтому «Лави» должен быть закрыт». Это показали по телевидению всего лишь один раз, но этого достаточно. 

 

В обмен на закрытие проекта США предложили ряд компенсационных программ, партия "Авода" запретила своим министрам поддерживать "Лави", и 30 августа 1987 г. правительство (национального единства) приняло решение о прекращении проекта 12 голосами против 11 при одном воздержавшемся. Вскоре после этого правительство Израиля одобрило закупку 90 американских самолетов F-16C, которым предстояло заменить "Лави". Плюс к этому американские предприятия получили тысячи высококвалифицированных специалистов, которые, потеряв работу в Израиле, были вынуждены эмигрировать в поисках занятости. 

 

На протяжении десятилетий закрытие "Лави" продолжало вызывать в Израиле споры и горечь. Уже совсем недавно, в 2013 г. Моше Аренс написал, что если бы проект тогда не закрыли, "израильские ВВС использовали бы сегодня самый совершенный в мире боевой самолет, который за минувшие годы был бы еще усовершенствован с использованием накопленного опыта и новейшей технологии". 

 

Даже и закрытый проект "Лави" за годы его разработки дал колоссальный толчок израильской высокотехнологичной и электронной промышленности, что сказалось в 1990-е годы. Хотя тысячи выброшенных с военных предприятий инженеров и техников пополнили ряды специалистов Силиконовой долины, другие тысячи все же остались в Израиле. Именно они, совместно с приехавшими в составе "Большой алии" советскими специалистами, превратили Израиль в мирового лидера высокотехнологичной промышленности. 

 

Но какое отношение имеет эта старая история к сегодняшним событиям? Как раз об этом проф. Леви пишет в своей опубликованной 19 июля статье, которую он озаглавил очень красноречиво: "Научимся ли мы когда-нибудь?". В статье он анализирует недавнее соглашение между правительствами США и Польши о продаже последней американских систем противоракетной защиты "Патриот", в которых использованы ракеты израильского производства "Праща Давида". 

 

На первый взгляд, пишет проф. Леви, это выглядит как отличная новость для Израиля и его оборонной промышленности и как причина для гордости всего народа Израиля. Но при более глубоком рассмотрении это соглашение демонстрирует то губительное влияние, которое многолетняя привычка к "щедрой американской военной помощи" оказала на все израильские правительства. Леви сравнивает эту привычку с наркотической зависимостью. 

Израиль не нуждался в американских знаниях для разработки "Пращи Давида" или противоракетной системы "Стрела", пишет Леви. Израильская оборонная промышленность вполне компетентна для самостоятельного выполнения этой задачи, что она доказала при разработке систем "Барак 8", "Железный купол" или "Фалькон". 

 

Но вместо того, чтобы профинансировать "Пращу Давида" или "Стрелу" из израильского бюджета, израильское правительство предпочло получить американское финансирование в рамках "совместной разработки" этих систем с американскими компаниями Raytheon, Lockheed и др. 

 

Поскольку развитие сложных систем в США стоит раз в 10 дороже, чем в Израиле, встает вопрос: не оказывается ли израильская часть совместного финансирования более дорогостоящей, чем стоила бы подобная разработка, ведись она целиком и полностью в Израиле? Несомненно одно: с того момента, как привлекается американское финансирование, американская администрация начинает отстаивать интересы американской промышленности. В рамках защиты этих интересов израильским компаниям запрещается предлагать на мировом рынке совместно разработанные системы, которые могут конкурировать с продукцией американских компаний. 

 

В случае с Польшей Леви приводит следующие факты: "... с того момента как ракета-перехватчик "Праща Давида" была включена в сделку, как и система "Стрела" производства Израильской Аэрокосмической промышленности, Вашингтон запретил Израилю участвовать в польском тендере. Американская администрация, которая финансировала развитие обеих израильских систем, запретила Израилю экспортировать их в Варшаву". 

Таким образом, концерн "Рафаэль" получил (от американцев) контракт на 1 миллиард долларов и потерял право на продажу "Пращи Давида" стоимостью как минимум 4 миллиарда. Мог ли "Рафаэль" успешно конкурировать с американской фирмой "Raytheon", выигравшей конкурс и получившей контракт на 7,6 миллиарда долларов? Безусловно, если бы это была честная конкуренция. Леви цитирует: "Польша затребовала израильскую ракету, разработанную совместно с Raytheon и продающуюся на мировом рынке под названием "SkyCeptor", потому что израильская система демонстрирует лучшие результаты, чем американская система-перехватчик "Патриот", и стоит значительно дешевле - всего 10% от цены американского аналога: 450,000 долларов вместо 4,5 миллионов долларов". 

 

Пример потерянной возможности в сделке с Польшей - это лишь один из множества подобных случаев, когда Израиль лишился возможности заключения контрактов на десятки миллиардов долларов в результате нашей "наркотической привязанности" к американской военной помощи. Эта помощь, пишет проф. Леви, возможно, была необходима в 1980-е годы, при тогдашнем состоянии израильской экономики. Но сегодня она совершенно не оправдана экономически. 

 

Проф. Леви также напоминает о трагическом примере проекта "Лави", который был закрыт американцами, когда им стало ясно, что он может стать серьезным конкурентом фирмы “Lockheed Martin”. Аналогичным образом, американская администрация не возражала против продажи Израилем Китаю летающей радарной системы “Phalcon”, пока не стало ясно, что эта израильская разработка может стать серьезным конкурентом фирме "Boeing". В этом случае даже не было американского финансирования. Проф. Леви был тесно связан с этим проектом и знает, что никакие американские авторские права здесь не были нарушены. И, тем не менее, американская администрация все равно воспрепятствовала продаже. От потери этой сделки Израиль понес убытки на миллиарды долларов. 

 

"Мы бы должны были уже выучить, - пишет проф. Леви, - что американская администрация всегда будет стоять на страже интересов американской промышленности, и это правильно. Вопрос, когда научится израильская администрация стоять на страже долгосрочных интересов израильской промышленности". 

 

Лави вовсе не считает, что в правительстве Израиля сидят сплошь дураки, готовые потерять доллар, чтобы сэкономить цент. По его мнению, большинство причастных к процессу управления видят и "многие даже понимают" описанную выше картину. Но существуют сильные политические препятствия, замахиваться на которые не решается ни одно правительство. 

 

Первое - это необходимость добавить почти миллиард долларов из госбюджета к ежегодному бюджету на развитие современных систем вооружения в то время как господствующее общественное мнение требует сокращения военных расходов. Использования денег из американской военной помощи действует как наркотик, позволяющий успокоить общественность и избежать болезненных дебатов относительно необходимости рационализировать оборонные расходы. Политики предпочитают краткосрочные популистские решения вместо затяжных и тяжелых кампаний по защите долгосрочных экономических выгод, которые сулит Израилю независимость в этой стратегически важной сфере. 

 

Второе политическое препятствие заключается в боязни политиков обидеть американских друзей конкуренцией с американской промышленностью. Никто не сомневается в важности поддержания крепких дружеских отношений с Америкой. Но возникает вопрос: почему Англия, Франция и Германия могут быть крепкими друзьями с США и в то же время не чувствовать себя стреноженными этой дружбой в сфере конкуренции с американскими фирмами? 

 

Ответ, разумеется, заключен в нашей зависимости от наркотика американской военной помощи. Детоксификация - это болезненный, но необходимый процесс для излечения больного от симптомов наркотической зависимости. Этот процесс должен быть постепенным во избежание шока от неожиданного прекращения наркотика. Но этот процесс должен быть распланирован на разумные временные рамки и четко нацелен на полное избавление от иностранной военной помощи, пишет проф. Леви. 

 

По его мнению, наша экономика способна выдержать процесс детоксификации даже сегодня. Широко известно, что Израиль является получателем самой большой военной помощи от Америки. Но, в отличие от стран с более слабой экономикой, для Израиля вся эта помощь составляет всего лишь 2% годового бюджета. С достаточной решительностью и доброй волей эта сумма вполне может быть покрыта из нашего бюджета. 

 

С точки зрения взаимоотношений с Америкой, чем скорее мы слезем с шеи американских налогоплательщиков, тем скорее улучшится представление об Израиле в глазах общественного мнения США. Это укрепит нашу независимость и повысит уважение к Израилю как со стороны заграничных друзей, так и недругов.

 
Автор: Элеонора   Шифрин

 

  • 2