Перейти к содержимому


Фотография

Дуэли Или Неоконченное Исследование Nlgg85


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 grn

grn
  • Пользователь
  • 3,120 сообщений

Отправлено 26 February 2017 - 23:39

Привожу три материала, которые остались на ПК. 

 

 

Исторические предшественники

Непосредственным историческим предшественником дуэли можно считать судебный поединок, имевший широкое распространение в средние века и происходивший, в свою очередь, от древней, уходящей корнями в язычество, традиции «божьего суда», основанной на представлении, что в равном с технической точки зрения поединке боги даруют победу тому, кто прав. У многих народов существовала практика вооружённого разрешения спора в ситуации, когда суду не удавалось установить истину путём рассмотрения доказательств и опроса свидетелей: суд мог назначить поединок для оппонентов. Победитель этого поединка считался правым в рассматриваемом деле, побеждённый, если он оставался жив, подлежал наказанию по закону. Судебный поединок обставлялся торжественно, порядок его проведения регулировался законами и традициями. Победитель судебного поединка вовсе не должен был убивать противника — ему было достаточно зафиксировать безусловную победу (например, обезоружить противника или сбить с ног и удерживать его, не давая возможности подняться).

Хотя судебный поединок оставался легитимным в законодательствах европейских государств до XV—XVI века, практическое его применение прекратилось или, во всяком случае, сильно сократилось уже к XIV веку. Одной из причин были получавшие широкую известность случаи, когда проигравший судебный поединок и, нередко, казнённый после этого человек впоследствии, в силу вновь открывшихся обстоятельств, оказывался невиновен. Так в 1358 году некий Жак Легре проиграл официальный судебный поединок, назначенный для выяснения его виновности в преступлении, в результате чего был повешен. Вскоре пойманный по другому делу преступник сознался также и в преступлении, инкриминированному Легре.


Другим предшественником дуэли можно считать рыцарский турнир — также определённым образом оформленное торжественное действо, центральным моментом которого была серия ритуальных схваток бойцов на холодном оружии — конный поединок на тяжёлых копьях либо конный или пеший бой на мечах. Целью турнира также была победа, а не убийство соперника, и со временем стали приниматься меры к тому, чтобы снизить вероятность смерти или серьёзной травмы: бой вёлся специально затупленным оружием, не пробивавшем доспехи, добивать побеждённого категорически запрещалось. Турниры были упразднены в XVI веке, когда рыцарская конница утратила своё военное значение, будучи заменена пешими стрелками, сначала с луками и арбалетами, а затем — с огнестрельным оружием, сделавшим бесполезными латы. Формальным поводом для прекращения турниров стала нелепая гибель короля Генриха II на турнире 1559 года: копьё соперника короля, графа Монтгомери, сломалось при ударе, и его острый обломок попал королю в глаз, нанеся смертельное ранение.

 

Часто дуэли завязывались буквально в несколько минут и происходили без секундантов. Обычным делом, ничуть не порицавшимся обществом, было использование приёмов, по современным представлениям, не соответствующих рыцарским правилам: отвлечь внимание противника, ударить случайно поскользнувшегося или оступившегося, добить обезоруженного или раненого, ударить в спину, атаковать верхом пешего (при дуэли верхом). Более того, когда соперник, имевший все шансы на победу из-за оплошности противника, отказывался от них из благородства, такое поведение нередко порицалось обществом как глупость и самонадеянность, так как вполне могло привести к удару в спину от пощажённого или к повторной дуэли.

Классическим примером французской дуэли раннего периода можно считать дуэль молодого Ашона Мурона, племянника одного из маршалов Франции, с пожилым капитаном Матасом в 1559 году. Во время охоты Мурон с Матасом повздорили, Мурон потребовал немедленного поединка, в ходе которого Матас, гораздо более опытный во владении шпагой, легко обезоружил Мурона, чем счёл дело законченным, после чего прочитал молодому человеку мораль касательно того, что не следует бросаться со шпагой на человека, если не знаешь, насколько он может быть опасен. Закончив свою речь, капитан отвернулся от противника, чтобы сесть на лошадь; в этот момент Мурон поднял шпагу и нанёс Матасу удар в спину, убив того наповал. Благодаря родственным связям Мурона, дело было замято. При этом в обществе его подлый удар не получил никакого порицания, напротив, большинство удивлялось, как опытный капитан мог допустить такую оплошность и упрекало его за неуместный гуманизм.

Нередко применялись и откровенно подлые приёмы, такие как надевание скрытых защитных доспехов (кольчуги) под повседневную одежду или даже внезапное нападение на соперника со спины специально нанятого убийцы. Чтобы избежать подобного, в частных дуэлях, подобно судебным поединкам прошлого, появились секунданты, в чьи обязанности входило следить за порядком и соблюдением правил и традиций, и впоследствии быть свидетелями того, что поединок проходил честно. Впоследствии полномочия и обязанности секундантов расширились, через них начали передавать вызовы и договариваться об условиях поединка, чтобы исключить встречи соперников между оскорблением и дуэлью. Наиболее обычным оружием дуэлянтов оставались шпаги и даги — единственное оружие, которое дворянину разрешалось носить в городе в мирное время, будучи вне строя. Возникла манера драться обнажёнными по пояс или надев на торс только лёгкую рубаху: это лишало возможности надеть под одежду доспехи и демонстрировало презрение дуэлянтов к смерти.

 

 

Первоначально власти относились к дуэлям спокойно, нередко короли даже присутствовали при дуэлях наиболее известных бретёров или своих приближённых. Этой практике положил конец король французский Генрих II, после того как на дуэли в его присутствии фаворит Франсуа де Вивонн, сеньор де Ла Шатеньерэ получил ранение и через несколько дней умер.

С XVI века дуэль стала законодательно запрещаться как светскими законами, так и установлениями христианской церкви, причём церковь в своих решениях, порицающих практику дуэлей, не делала различия между государственными судебными поединками и частными дуэлями, признавая как те, так и другие противными божественным принципам. Третенский собор (1545—1563) запретил государям устраивать судебные поединки под угрозой отлучения и объявил автоматически отлучаемыми от церкви всех участников, секундантов и даже зрителей дуэлей. Католические обличения дуэлей продолжались вплоть до XIX века, когда папа Пий IX 12 октября 1869 года подтвердил отлучение от церкви всех, кто вызывает или соглашается драться на дуэли. Погибших на дуэли, как и самоубийц, предписывалось не хоронить на кладбище. Король французский Генрих IV по настоянию Генеральных штатов издал закон, приравнивающий участие в дуэли к оскорблению величества. Указ кардинала Ришелье от 1626 года установил в качестве наказания за дуэль смертную казнь либо ссылку с лишением всех прав и конфискацией всего имущества для всех участников дуэлей, включая даже зрителей. В царствование Людовика XIV было издано 11 эдиктов против дуэлей.

 

 

С раннего времени церковь противилась поединкам, усматривая в них узурпацию прав Бога, несмотря на то что светские власти, которые санкционировали поединки, всецело верили в них как в средство привлечения того же Бога для вынесения справедливого решения путем битвы между тяжущимися сторонами. Святой Авитус, архиепископ Вьеннский и примас Бургундии, выразил протест королю Гундобаль-ду по поводу легализации судебного поединка в 501 г. Более активное противодействие описываемому нами явлению со стороны клира проявилось на соборе в Балансе в 855 г. Между тем само папство — по крайней мере, поначалу — заняло двойственную позицию, порицая поединки в отдельно взятых случаях, однако не покушаясь на сам их институт до двенадцатого века. И действительно, в 858 г. Николай I дал официальную папскую санкцию судебной ордалии, или испытанию подсудимого физическим страданием (судебный поединок являлся, по сути своей, одной из ее разновидностей).
В Италии, после пережитого им периода большой популярности между девятым и двенадцатым столетиями, судебный поединок начал отмирать. Один из историков предполагает, что процесс снижения распространения рассматриваемой нами практики пошел на убыль в результате решений церковного съезда в Вероне в 983 г. На этом высоком собрании государи Италии порешили взять под строгий контроль такое явление, как испытание поединком. Постепенно судебный поединок как институт перекочевал в сферу озабоченности гражданского руководства ; к середине одиннадцатого или к началу двенадцатого века вольные города Италии стали один за другим запрещать судебные поединки. Генуя в 1056 г. и, возможно, еще Бари в 1132 г. стали одними из первых, кто отважился на подобный шаг
В других частях Европы противодействие судебным поединкам оказывала прежде всего церковь. Распоряжения папы должны были — пусть даже в теории — уважаться на всей территории, подконтрольной римской церкви. Во Франции закат эры судебных дуэлей отмечается с правления Людовика IX Снятого (1226-1270), который издал эдикты, ставившие подобные обычаи вне закона. Некоторые историки полагают, что момент этот очень важен для понимания причин возникновения позднее собственно дуэлей, как мы их понимаем, поскольку Людовик, лишивший судебные поединки государственного одобрения, дал возможность, что называется, приватизировать их. Так монарх потерял или начинал терять возможность управлять таким явлением, как испытание поединком. Филипп IV Красивый в 1303 г. продолжил зажим дуэльной практики. Поскольку традиция потеряла поддержку свыше, она стала трансформироваться, утрачивая былые открытые формы с присущими им пышными феодальными ритуалами и переходя в сферу запрещенной, но повсеместно практикуемой современной дуэли, с присущим ей хорошо знакомым набором особенностей: секретностью, выбором раннего времени дня и тайного места.

 


  • 4

Лень - двигатель прогресса

Продажа скакалок для укропатриотов


#2 grn

grn
  • Пользователь
  • 3,120 сообщений

Отправлено 26 February 2017 - 23:51

Женские дуэли.

 

Сначала определимся в самом понятии. Можно просмотреть множество словарей, но в Википедии дано наиболее точное определение. На мой взгляд.

 

Дуэ́ль (фр. duel < лат. duellum — «поединок», «борьба двух») — строго регламентированный так называемым дуэльным кодексом поединок между двумя людьми, цель которого — удовлетворить желание одного из дуэлянтов (вызывающего на дуэль) ответить на нанесенное его чести оскорбление с соблюдением максимально честных и равных условий боя. Как правило, дуэли происходят только внутри отдельных общественных слоев и зачастую ассоциируются с аристократией, хотя на самом деле не привязаны ни к одному из них.

Flos Duellatorum in Armis of Fiore dei Liberi (около 1410) — первый известный дуэльный кодекс, появившийся в Италии.

Именно в Италии у молодых дворян-горожан вошло в обычай превращать конфликт в повод для поединка. Для такого поединка противники обычно уходили в какое-либо глухое место, где дрались имеющимся при себе оружием, игнорируя все условности, из-за чего самочинные дуэли (в противовес официальным судебным поединкам) получили первоначально наименование «бой в кустах» (ит. «bataille àla mazza») или «схватка зверей» (ит. «bataille en bestes brutes»). В отличие от официальных боёв по судебному предписанию «бой в кустах» обычно происходил «как есть», на том оружии, которое постоянно носили с собой, то есть на шпаге и кинжале, и без доспехов, которые, естественно, в повседневной жизни никто не носил.

Все законы и кодексы, и всякое прочее, в большинстве своём, появляются только в случае их необходимости. Обычай есть, он выходит из под контроля, необходимо его отрегулировать. Примерно так для данного конкретного действия.

 

Ещё одно замечание. Дуэли не происходили по решению суда. Это совсем отдельное понятие. В этом и есть особенность дуэли. Божий суд (Суд чести) без суда мирского. Хотя за эти самые мирские понятия и происходили дуэли, иногда глупые до потери пульса!

 

 

К древности женских дуэлей часто притаскивают Геродота. Где только не читаешь что-то подобное: “ Древнегреческий историк (отец истории) Геродот писал об обычае в одной из греческих провинций: собиралась толпа девушек, и они свирепо дрались между собой на палках.”

А что у самого Геродота?  “…Махлии отращивают себе волосы на голове сзади, а авсеи — спереди. На ежегодном празднике Афины девушки их, разделившись на две партии, сражаются друг с другом камнями и палками. 544 Речь идет о ритуальных боях в честь богини плодородия (карфагенская Танит).
По их словам, они исполняют древний отеческий обычай в честь местной богини, которую мы называем Афиной. Девушек, которые умирают от ран, они называют лжедевушками. Еще до окончания боя народ поступает так: девушку, которая сражалась храбрее всех, народ украшает коринфским шлемом, облачает в эллинские доспехи и, посадив на колесницу, возит вокруг озера. Чем они украшали своих девушек в древнее время, до основания у них эллинских поселений, я не могу сказать, но, видимо, все же египетским оружием. Ведь, как мне думается, даже щит и шлем эллины заимствовали из Египта. 545 Как показывают изображения на египетских памятниках, это не соответствует действительности...” ( Геродот, История)

Это ритуальные бои. Не очень подходят под понятие дуэли.

Ещё одна постоянная ссылка: “Древнеримский писатель Аммиан Марселлин писал, что у галлов жены даже сильнее своих мужей — они дерутся кулаками и ногами, а также с оружием сражаются с другими женщинами и с мужчинами”.

Рассмотрим. Аммиан Марселин  - грек по происхождению, был современником Юлиана, служил в армии и участвовал в походах под командованием самого императора (в 363 г.). Галлы – варвары. Ни о каких дуэлях и их подобии у него нет. Нужно вспомнить о положении женщины в те времена в странах авторов. Они пишут о дикости народов, где женщина может сравниваться с мужчиной. И не более того. Совсем не Пенелопы!

Чарльз Мур, боровшийся против дуэлей в восемнадцатом столетии, писал о том, что такого рода поединки зародились в «эру невежества, суеверий и готского варварства» . Он был не одинок в убежденности в том, что дуэли обязаны своим происхождением нецивилизованным обычаям Средних веков: многие авторы как до, так и после него искали корни дуэлей в различных формах поединка, на которые с незапамятных времен выходили мужчины, стремясь разом разрешить возникшие между ними противоречия.

Ещё одна цитата уже о викингах. “Народы Средневековья, не вдавались в тонкости судопроизводства. Если в тяжбе стороны не могли прийти к соглашению - истец валил все грехи на ответчика, а тот отрицал свою вину, в силу вступал хольмганг - прогулка по острову. Иначе говоря, спорщики отправлялись на небольшой островок, как правило, специально для того предназначенный, и вступали в честный поединок с равным оружием. Кто побеждал, тот и оказывался прав. Такая система великолепно работала несколько веков подряд во всей Европе, избавляя простой народ от крючкотворства юристов. Так вот, у викингов нередки были случаи, когда на хольмганг выходила женщина.”

Это было своеобразным юридическим актом.

Далее. “И нелегко было искательнице правды победить, пусть и неправого, берсерка. Приходилось как-то уравнивать шансы. И законодатели викингов нашли выход. Бойца-мужчину попросту опускали в узкую яму, по самый пояс, так, что тот не мог сдвинуться с места, а заодно и терял в росте. Женщина при этом имела необходимую свободу маневра. Был еще и второй способ. Викингу крепко привязывали левую руку за спину. Для фехтовальщика, к примеру, XIX века это вовсе не было бы помехой, но в то время, когда подавляющее большинство ударов отбивали не оружием, а щитом, такое ограничение было весьма существенно. Боец, хотя и сохранял свободу маневра, но ощутимо проигрывал в обороне.”

 

(Берсе́рк или берсе́ркер (др.-сканд. berserkr) — в древнегерманском и древнескандинавском обществе воин, посвятивший себя богу Одину.  Перед битвой берсерки приводили себя в ярость. В сражении отличались неистовостью, большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли).

 

Я умираю от восторга!

 

b5845b60aa65.jpg
 
706b990f9241.jpg
 
 
 

 

В статьях Псковской судной грамоты (XIII век) разрешалось выставить за себя мужа и брата, либо бойца-наймита. Да и то только в боях с мужчинами, вот с женщиной спорщица должна была биться самостоятельно, без подставных лиц.

Даю примечания к Псковской судной грамоте. Они практически одинаковы к любому её изданию.

"А против послуха... стар или млад, или чем безвечен, или  поп,  или  чернец ино против послуха нанять волно наймит,  а  послуху  наймита  нет."  В  этой статье закреплена возможность найма бойца против послуха,  при  этом  послух не имел возможности нанять себе бойца. Найм бойца разрешался  только  в  том случае, если истец был из духовенства,  инвалидом  или  слишком  старым  или молодым. В статье 119 указывается: "А  жонки  з  жонкою  присужать  поле,  а наймиту от жонки не  быти  ни  с  одну  сторону",  то  есть  если  истцом  и ответчиком  являлись  женщины,  то  им   разрешалось   присуждать судебный поединок, при этом ни одна из них не  могла  нанять  бойца.  Если  же  одной стороной был мужчина, а  другой  -  женщина,  и  им  был  назначен  судебной поединок, то согласно статье 58 женщина имела право  нанять  бойца:  "...  а пособников бы не было ни с одной стороны, опричь жонки, или за  детину,  или за черньца или за черницу, или который человек стар велми или глух,  ино  за тех пособнику быти." Отдельно оговаривалось в статье 36 право на найм  бойца при делах, связанных с закладами и залогами: "А на  котором  человеке  имуть сочити долгу по доскам, или жонка, или детина, или стара, или  немощна,  или чем безвечен, или чернец, или черница, ино им наймита волно наняти, а  исцом целовати, а наймитом битись, а против наймита  исцу  своего  наймита  волно, или сам лезет."

 

Дуэлью здесь не пахнет. Это судебный поединок, а не «бой в кустах"

 

690c5b0ab550.jpg

 
 Вернёмся к женским дуэлям. Самые первые и самые известные – скандалы из-за мужчин.  Этим они и известны. И только из-за этого и известны. Они вполне укладываются в понятия 16-го века. Более того, они подчёркивают животную суть женщины, согласнo религиозными канонами.
В 1552 году две неаполитанки Изабела де Карацци и Диамбра де Петтинелла дрались на дуэли в присутствии маркиза де Васта из-за молодого человека по имени Фабио де Зересола. Поединок на мечах. Неаполитанские мечи были не намного тяжелее шпаг, и многие дамы искусно ими владели.

Эта скандально-романтическая история о поединке двух молодых дам, влюбленных в одного мужчину, вдохновила испанского художника Хосе (Джузепе) Риверу (Риберу) в бытность его в Италии в 1636 году на создание шедевра - полотна "Женская дуэль", которое является одним из самых волнующих картин в галерее Прадо.

 

 

9fefc6dd1a95.jpg
 
 

В тоге, предположительно, маркиз дель Васт. Женская сила здесь явно не приветствуется. Сегодняшняя трактовка картины несколько отличается от тогдашней. Но, это другая тема.

Кому достался добрый молодец история умалчивает. А жаль! Всё таки интересно.

Следующий случай связан с попыткой сохранить тайну. Не вышло. Запись в хронике миланского женского монастыря Св. Бенедикты от 27 мая 1571 года гласит, что 27 мая 1571 года в монастырь прибыли две знатные сеньориты. Они попросили у настоятельницы разрешения на комнату комнате для совместной молитвы. Разрешение было дано. Но их молитва была слишком громкой, и перепуганные шумом монашки ворвались в помещение. Перед ними открылась ужасающая картина: на полу лежали две окровавленные дамы, одна из которых была мертва, а вторая умирала. Ни имен, ни причин бедные монашки так и не выяснили.

И никаких картин. А может у монашек была массовая галлюцинация? Или что-то ещё?

 

А потом сразу в 17-ый век.

“Самой легендарной женской дуэлью считается поединок между маркизой де Несль и графиней де Полиньяк осенью 1624 года.. Не поделив благосклонность Армана Жана дю Плесси, герцога де Ришелье, (будущего кардинала), дамы, вооружившись шпагами и пригласив секунданток, отправились в Булонский лес, где и сразились. Дуэль закончилась победой графини, которая ранила свою соперницу в ухо. Этот поединок не был каким-то особенным, но благодаря Ришелье, в записках которого упоминается данный случай, и воспоминаниям самих дуэлянток он оставил след в истории.”

Интересно, откуда это пошло. Нет такого в мемуарах кардинала Ришелье. Или я не те мемуары читала?

Такого и быть не могло! Посмотрите сами историю Франции тех лет. Конкретно о дуэлях с 1603 года по 1626 год.

Дуэль была. И дамы были, и герцог был. Но почти на 100 лет позже. 10 сентября 1718 года упомянутые выше дамы "сошлись в бою" в Булонском лесу. Они стрелялись на пистолетах с расстояния в 25 шагов. Маркиза была ранена, графиня вышла победительницей. Их общий любовник, Луи-Франсуа- Арман , герцог де Ришелье ( 1696 - 1788) первое время после дуэли проявлял сочувствие к пострадавшей. И напрасно этих дам достаточно трудно назвать девушками (красивые девушки, влюбленные во всемогущего кардинала и т. п.), это были замужние женщины с плохой репутацией, у них хватало любовников, но именно герцог сумел внушить им подлинную страсть. ( Marcel Pollitzer "Le marechal galant" Paris 1952 )

Осторожнее доверяйте интернету и современной, на потребу дня, литературе.

 

 

ce4b527e5e13.jpg

Сатирическая гравюра времен Фронды, изображающая воображаемый поединок Анны Австрийской (со шпагой) и герцогини де Лонгвиль (с пращой).

 

Фро́нда (фр. Fronde [fʁɔ̃d]?, букв. «праща») — обозначение ряда антиправительственных смут, имевших место во Франции в 1648—1653 гг. и фактически представлявших собой гражданскую войну.

 

 

Дуэли в России Древние традиции

В России никогда не было собственной традиции дуэлей, хотя практиковались и судебные поединки («поле»), и схватки лучших бойцов перед военными сражениями (можно вспомнить, например, известный бой между Пересветом и Челубеем перед Куликовской битвой). Аристократическое сословие (бояре) имело на Руси несколько иной вид, нежели в средневековой Европе; нравы и обычаи этой среды не породили острых представлений о личной чести, которую было бы необходимо защищать непременно лично и силой оружия. Напротив, бояре, дворяне и русские офицеры не считали зазорным или ущербным для чести искать защиты от обидчика в суде или путём подачи жалобы государю или высшему начальству. Различные эксцессы между дворянами на протяжении веков, разумеется, имели место, но дуэльной традиции не возникло. Более того, она долгое время не была заимствована на Западе, несмотря на то, что активные контакты с Западной Европой начались ещё при Алексее Михайловиче и многие традиции европейской жизни были переняты задолго до Петра I. В XV—XVII веках, когда во Франции и Италии процветала «дуэльная лихорадка», в России в этом смысле царило абсолютное спокойствие. Первая зарегистрированная в документах дуэль в России произошла лишь в 1666 году, причём между иностранцами — дрались из-за оскорбления два офицера русской службы из «иноземного» полка.

Женские дуэли

Несмотря на то, что наиболее известные дуэльные кодексы не разрешали женщинам принимать непосредственное участие в дуэлях, исключение могло быть сделано в том случае, если и обидчица, и оскорбленная были женщинами. Первые упоминания о женских дуэлях относятся к тому же периоду, что и первые упоминания о дуэлях вообще: к XVI веку (дуэль между двумя знатными дамами в миланском монастыре св. Бенедикты) Особенно распространенными женские дуэли в Европе стали в середине XVII века.

В России моду на женские дуэли ввела Екатерина II, которая и сама в молодости участвовала в подобном мероприятии. В екатерининскую эпоху женские дуэли не были смертельными; сама императрица настаивала на том, чтобы они проводились только до первой крови. Большинство сообщений о смертях в результате женских дуэлей относятся к XIX веку.

Женские дуэли проводились главным образом на почве ревности. Но в XVII веке, в европейский пик популярности этого вида выяснения отношений, повод для такой дуэли мог быть и вполне незначительный, вплоть до одинаковых платьев у «оскорбленной и обидчицы».

 
 
 

  • 4

Лень - двигатель прогресса

Продажа скакалок для укропатриотов


#3 grn

grn
  • Пользователь
  • 3,120 сообщений

Отправлено 27 February 2017 - 00:00

Запись документа на ПК 2015-06-30. Данная статья стала прологом исследований мамой царствования Екатерины Великой и анекдотов о ней. 

Данные документы - это рабочие черновики, так как автор не успела закончить начатое из-за болезни.  


  • 3

Лень - двигатель прогресса

Продажа скакалок для укропатриотов


#4 grn

grn
  • Пользователь
  • 3,120 сообщений

Отправлено 27 February 2017 - 00:06

 
Василий НОВОСЕЛОВ

 

Но я утешен мнением молвы,
что все-таки убит он на дуэли...

Белла АХМАДУЛИНА

 

Традиция решать споры в поединке существовала с незапамятных времен. Сочинители XVI в. — времени наибольшего распространения дуэли — возводили этот обычай к поединкам библейских Давида и Голиафа, Гектора и Ахилла у Гомера, Горациев и Куриациев Тита Ливия. В варварских государствах раннего средневековья судебный поединок утверждался как одна из разновидностей ордалий — испытания Божьим судом, наравне с ношением раскаленного металла или прохода под полоской дерна, которая должна остаться невредимой. Считалось, что победа одерживается не силой оружия, а могуществом правды: сам Бог осуждает виновного и помогает правому...

В ХI—ХII вв. Божий суд прочно укоренился в местных записях обычного права, к нему прибегали не только миряне, но и духовные лица, например, в спорах за церковное наследство. В ХIII—ХIV вв. французские короли не раз пытались запретить или максимально ограничить подобную практику. Так, в 1306 г, Филипп Красивый обнародовал ордонанс, согласно которому судебный поединок мог быть разрешен только самим королем или Парижским парламентом, причем исключительно по уголовным делам и при следующих условиях.

1. Преступление должно быть тяжким (государственная измена, убийство, изнасилование, клятвопреступление и т.д.), предусматривающим в качестве наказания смертную казнь.
2. Для обвинения конкретного лица должны быть серьезные основания, а само преступление (наличие трупа, явного ущерба и т.п.) — должно быть очевидным.
3. Должны существовать противоречия в доказательствах, если виновность полностью доказана, то оправдываться при помощи поединка недопустимо.

На поединок нельзя было вызывать духовное лицо, старика или калеку, но при согласии на «Божий суд» те могли выставить вместо себя так называемого «заместителя» или «защитника». Некоторые представители духовенства специально содержали таких «профессионалов».

Смерть или тяжелое ранение одного из участников поединка еще не были ни его целью, ни формой удовлетворения истца или ответчика (сатисфакции).

Поражение лишь служило решающим доказательством вины и предполагало дальнейшее наказание в соответствии с тяжестью содеянного. Имя побежденного покрывалось позором и бесчестьем согласно установленному ритуалу.

Помимо судебного существовал и военный поединок — иногда совершенно беспощадный бой, где, случалось, побежденного добивали, хотя выкуп брали всё же еще чаще. Это больше соответствовало корпоративному духу (все рыцари — братья) и приносило вполне ощутимую материальную выгоду. Так, выкуп за французского короля Иоанна Доброго, взятого в плен в битве при Пуатье (хотя и не на поединке), составил астрономическую сумму и навсегда обогатил рыцарей, захвативших самую крупную добычу XIV в.

Во время Столетней войны между французскими и английскими рыцарями часто происходили столкновения один на один и настоящие сражения между равными по числу участников отрядами.

Практиковался совершенно особый вид рыцарского поединка, который может быть назван «спортивным». На турнире он служил демонстрацией воинской доблести, был средством добиться славы и благосклонности прекрасных дам.

Появление и распространение огнестрельного оружия наравне с развитием судебной системы отодвинули судебные, военные и турнирные поединки в прошлое.

Немалую роль в этом процессе сыграла нелепая гибель французского короля Генриха II в 1559 г. Тупое и, казалось бы, безопасное копье его турнирного противника согнулось, упершись после удара в защитное снаряжение, и сломалось пополам. Острый обломок, оставшийся в руках невольного убийцы проник сквозь щель забрала и смертельно ранил рыцарственного монарха.

В то же время в Западной Европе появляется и обретает широкое распространение новый вид поединка — дуэль. Родина дуэли — Италия, где в среде городского патрициата, стремившегося во всем уподобиться старой элите — дворянству — распространились гипертрофированные представления о чести и способах ее защиты.

Для молодых знатных итальянцев средством отмщения мнимых и настоящих обид всё чаще становился бой с оружием в руках, правила которого были весьма далеки от рыцарских. Итальянцы называли его «поединком в кустарнике» или «схваткой хищников».

Первое название указывало на уединенность места, где происходило «выяснение отношений»: эти поединки обычно устраивали в небольших перелесках.

Второе название отражает суть такого боя: драться до смерти и без пощады.

Противники встречались без свидетелей. Никакого защитного снаряжения не предусматривалось: дуэлянты вооружались лишь шпагой и «дагой» (кинжалом для второй руки). Впрочем, не возбранялось и обматывать руку плащом, чтобы защищаться от рубящих ударов. Ситуация, где каждый «прошедший» удар или «туше» мог стать смертельным, не предполагала проявлений куртуазности и излишнего благородства.

Лучшими учениками итальянцев стали французские дворяне и военные, познакомившиеся с дуэлью во время Итальянских войн (1484—1559).

Они и привнесли в такой поединок некоторые новшества, в том числе участие секундантов. Те, с одной стороны, следили за соблюдением правил, но могли и вмешаться в столкновение. Ссора двух заносчивых дворян по пустяковому поводу могла теперь перерасти в настоящее сражение, в котором иногда участвовало по дюжине человек с каждой стороны.

Свойственные армии гордость за знамя и дух товарищества по оружию не только сплачивали, но и разъединяли.

Маршал Вьейвиль писал, например, в своих мемуарах, что после снятия испанцами осады с города Меца французы были настолько воодушевлены победой и так горды собой, что «ежедневно сражались на шпагах в тавернах или прямо на улицах из-за споров по поводу того, кто из них проявил больше доблести и оказал большую услугу своему королю. Иногда это были капитаны, отстаивавшие честь своих солдат, но чаще солдаты сражались за своих капитанов. За неделю случалось как минимум пять или шесть подобных ссор при полном пренебрежении военной дисциплиной и отсутствии уважения, с которым надлежит относиться к оружию».

Хоть как-то регламентированный поединок давал выход «пару» и — до известной степени — устраивал командование: пусть лучше дерутся двое в честном поединке, чем ссора, когда на помощь сбегаются друзья, родственники и земляки.

Кроме того, признание поединков по правилам приносило дворянству определенное удовлетворение, поскольку в войнах XVI в. рыцарский кодекс был уже предан забвению, а понятие «дворянская честь» становилось всё более и более невостребованным.

Несмотря на меры властей и запреты Церкви, получившие окончательное оформление в решениях Тридентского собора, из Италии дуэль быстро распространилась по всей Западной Европе. Католическая Церковь осуждала ее за сметные грехи убийства и самоубийства одновременно, а также гордыни и гневливости.

Впрочем, точно таким же запретам и с тем же неутешительным результатом прежде подвергались турниры.

Особенно широко дуэль распространилась во Франции в период гражданских войн и Фронды. По завершении Итальянских войн без определенных занятий осталось множество дворян и военных, склонных к агрессии и привыкших решать споры с помощью оружия. Из укромных мест дуэль перекочевала на улицы и площади городов и в залы дворцов, включая королевский, в городские предместья. Дуэль быстро вошла в моду, как в столице, так и в провинции. Дрались все — от профессиональных солдат-простолюдинов и студентов университетов до дворян и титулованных особ. Участие в поединке стали считать хорошим тоном, для молодых дворян он стал своего рода экстремальным спортом, опасным развлечением, способом обратить на себя внимание.

Только за 20 лет правления Генриха IV (1589—1610) на дуэлях, по подсчетам современников, погибло от 8 до 12 тысяч дворян (нынешние историки доводят этот счет до 16 тысяч). За это же время участникам столкновений было выдано 7 тысяч королевских «прощений». Подобные акты милосердия не были бесплатными, и, требуя надлежащего нотариального оформления, принесли короне около 3 млн. ливров золотом.

Стоит ли удивляться снисходительности монарха к «слабостям» своих верных защитников?

Несколько позже, во время Фронды (1643—1654), герцог Антуан де Граммон, маршал Франции, насчитал 940 убитых дуэлянтов, которые были ему известны лично.

Одному Богу известно, сколько таких смертей случилось на самом деле: родственники и друзья погибшего, не говоря уже об убийце, были заинтересованы в сокрытии самого факта дуэли, так как для ее участников возникали угрозы отлучения от Церкви, конфискации имущества, изгнания и т.п.

Четких дуэльных правил не существовало, да и не могло существовать по причине полного исключения этого явления из общепринятого законодательства. Предписания рыцарских трактатов действовали только в теории, поскольку военный или дворянин, читающий книги, был скорее исключением, нежели правилом.

Для этих людей, по выражению одного из современников, пером служила шпага, чернилами — кровь их противников, а бумагой — их тела. И всё же постепенно складывался некий неписаный кодекс, регулировавший «силовые конфликты» между дворянами.

Если представитель этого сословия считал, что его чести или чести его близких нанесен урон, то он мог послать обидчику письменный вызов (картель) либо передать его устно: как лично, так и через секунданта. С 1570-х гг. дело всё чаще обходилось без особых формальностей, а промежуток между вызовом и поединком мог измеряться несколькими минутами.

Дуэль, следующую сразу за оскорблением и вызовом, пока еще не остыли страсти, общественное мнение расценивало как более благородную, чем отложенный на какое-то время поединок, который можно предотвратить доводами рассудка.

 

 

Повод для вызова мог быть самым незначительным — «уместиться на лапке мухи», как писали современники о дуэли барона Луи де Клермон де Амбуаз де Бюсси. Однажды он дрался, поспорив о форме узора на шторах. Франсуа де Монморанси-Бутвиль вызвал человека только за то, что одна дама назвала того более ловким, чем он. Дуэли, продиктованные соперничеством в любви, чаще всего являлись заурядной местью отвергнутого претендента. Вызов мог получить и счастливчик, удостоенный должности, награды, большей части наследства или имущества.

Дрались из-за места в церкви, на балу или королевском приеме, поспорив, чья охотничья собака лучше, чьи земли плодороднее. Мотив и повод не различались. Честь дамы, например, следовало отстаивать всегда, «какой бы шлюхой она ни была». Поводом, а иногда и средством добиться желаемой дуэли могла послужить определенная манера поведения. Враждебные намерения демонстрировали рукой, «положенной во время разговора на эфес шпаги или рукоять кинжала»; жестом, имитирующим извлечение шпаги из ножен; резким движением в сторону собеседника, приближением вплотную, лицом к лицу.

Аналогичную роль играли специфические манипуляции с предметами одежды: поворот шляпы вперед или назад, наматывание плаща на левую руку и т. д.

Формальным поводом для дуэли, как правило, служило обвинение во лжи. Дворянин, чья честь была задета, мог без обиняков направить обидчику свой вызов, но при этом терял право выбора оружия: по традиции оно принадлежало вызов получившему.

Часто, чтобы сохранить это право за собой, обиженный вместо вызова отвечал обвинением во лжи и клевете. На этом прелюдия заканчивалась. Оскорбленный объявлял вызов и назначал место и время встречи, обидчик выбирал оружие. Оно должно было быть абсолютно идентичным по длине, весу и прочим параметрам, хотя именно это «равенство стартовых возможностей» могло обеспечить одной из сторон вполне ощутимое преимущество.

Очень многое зависело от умения и ловкости секундантов: сославшись на прецеденты и тонкости правил, они могли настоять на выборе оружия, выгодного для их поручителя. По свидетельству выдающегося юриста того времени — Этьена Паскье, даже адвокаты не изобретали столько уловок в судебных процессах, сколько их придумывали дуэлянты, чтобы выбор оружия принадлежал именно им.

Первые дуэльные правила не особо ограничивали противников; они допускали использование бросков и захватов, удары ногами и руками, — словом, весь арсенал уличной драки. Впрочем, крайне подлым считалось бросать в глаза противнику землю или засыпать ему рот песком во время борьбы «в партере», т.е. лежа.

Постепенно дворянские представления о благородстве проникли и в дуэльный кодекс. Теперь победа могла достигаться только посредством оружия, поскольку удар «голой рукой» бесчестит дворянина. Знати не пристало драться как каким-то мужланам. Безусловно запрещался захват чужого клинка.

Фехтование как искусство, основанное на комбинированных приемах и определенной тактике боя, зародилось лишь в конце XVI в., когда качество и вес клинкового оружия позволили производить с ним сложные манипуляции, отражать и наносить точные удары. Особого совершенства фехтование достигло в Италии: тамошние учителя долгое время считались лучшими и открывали свои фехтовальные залы по всей Европе. Они учили хладнокровно наносить удары по жизненно важным органам и конечностям, дабы убить или серьезно покалечить противника. В смертельной схватке оставалось немного места для условностей или сложных ограничений. Останавливать бой после того, как одному из участников нанесли легкое ранение, было принято далеко не всегда. Нередко погибали оба дуэлянта.

Самым распространенным оружием являлась шпага, дополненная дагой в другой руке. Считалось, что дворянин должен использовать то оружие, которое находилось при нем в момент вызова и которое он имел право носить вне службы. Кинжал мог быть заменен, как уже говорилось, плащом или второй шпагой; договаривались о поединке либо только на шпагах, либо только на кинжалах. Дрались обычно без всякого защитного вооружения (кольчуги, кирасы), зачастую без камзолов и колетов, которые сковывали движения: в одних рубашках или обнаженными по пояс.

Излюбленным местом дуэлей дворян были улицы и площади городов, парки и городские предместья, пустыри,например знаменитый по романам Дюма Пре-о-Клер — пустырь возле аббатства Сен-Жермен де Пре в Париже.

С ужесточением мер властей против дуэлей (особой нетерпимостью отличались парламенты Парижа и Тулузы) поединки переместились в укромные места, подальше от глаз случайных свидетелей. Происходили они обычно днем; ночная дуэль допускалась в закрытом помещении при факелах или свечах, но не при свете звезд и луны.

Если картель передавал друг вызывающего, то он становился секундантом. Допускалось и его участие в поединке. Одновременно он являлся гарантом чести вызвавшего, т.е. ручался, что в указанном месте ждет дуэль, а не засада. Это не было простой формальностью: некий виконт де Тюренн, например, направляясь на «поле чести», попал в руки наемных убийц и чудом избежал смерти, получив 12 тяжелых ранений. А кузены де Лангони погибли, встретив на месте дуэли целый конный отряд. Поэтому, если вызов передавался через лакея или слугу, получивший его имел полное право или отказаться от поединка, или самому назначить его место.

 

 

Вооруженное выяснение отношений требовало очевидной и недвусмысленной победы. Щадить противника не считалось «хорошим тоном», а сдаться или принять жизнь как милость от победителя было унижением. Как правило, дуэль заканчивалась смертью или тяжелым ранением одного из противников. Допускалось убийство упавшего и обезоруженного. Мало кто проявлял благородство и позволял противнику поднять выбитое оружие, подняться после падения или получить помощь при ранении. Если в дуэли участвовали секунданты, то тот, кто уже разделался с противником, имел право прийти на помощь товарищам.

Такая жестокость во многом определялась не моралью, но горячкой схватки, когда близость смерти психологически освобождает человека от умеренности при благоприятных для него обстоятельствах.

После окончания боя победитель должен был забрать оружие противника, особенно если тот был только ранен или признал свое поражение: это и трофей — свидетельство победы, и гарантия того, что проигравший не вонзит оружие в спину.

В 1559 г. молодой и честолюбивый Ашон Мурон, племянник маршала Сент-Андре, поссорившись на охоте в Фонтенбло с капитаном Матасом, выхватил шпагу и прямо в лесу принудил того к поединку. Старый вояка, пожалев юнца, ограничился тем, что выбил у него из рук оружие и прочел нотацию о том, что нехорошо нападать на опытных людей, едва умея владеть шпагой. Когда же он, отвернувшись, стал садиться на коня, взбешенный Мурон нанес ему удар в спину. Дело замяли, учитывая родственные связи Мурона. В светских салонах не столько порицали предательский удар, сколько недоумевали по поводу неосмотрительности капитана.

Особого рассказа заслуживает трагическая судьба графа Франсуа де Монморанси-Бутвиля, который дрался с пятнадцатилетнего возраста. Ко дню гибели на его счету было как минимум 22 дуэли, причем всякий раз он демонстрировал полное пренебрежение не только к законам человеческим, но и к Божеским.

В 1624 г. Франсуа дрался с графом де Понтжибо в день Пасхи, несколько раз сражался и в Христово воскресенье, в том числе
и 1 марта 1626 г., в день, когда король подписал очередной эдикт против дуэлей. При этом Бутвиль отличался благородством, граничившим с ребячеством.

Перед дуэлью он и его противник — Понтжибо, ожидая, пока заточат кинжалы, забавлялись прыжками, играя в чехарду.

Ночь накануне поединка с графом Фориньи Бутвиль провел под одной крышей с противником и даже спал с ним под одним одеялом. Причиной поединка стала пустячная ссора между их друзьями. Хотя дуэлянты явно симпатизировали друг другу, Фориньи был убит.

В схватке с Ле Контура Бутвиль не воспользовался падением противника, и позже они стали друзьями. Сражаясь с де Люпом, он удержал своего секунданта, подоспевшего к нему на помощь, от смертельного удара.

Роковая для Бутвиля дуэль состоялась на Королевской площади 12 мая 1627 г. Вместе с кузеном, графом де Шапель, который выступал в роли секунданта, он бился против де Беврона и барона Генриха де Клермона д’Амбуаз де Бюсси. Бутвиль продемонстрировал свое полное превосходство во владении оружием и, добившись от побежденного извинений, заключил того в объятья. Он заявил, что скорее умрет сам, чем убьет столь достойного человека. Де Шапель к тому времени уже отправил на тот свет де Бюсси.

Мало того, что дуэль происходила днем на многолюдной площади в присутствии зевак, она случилась накануне праздника Вознесения. Это, видимо, переполнило чашу терпения тогдашнего правителя Франции — кардинала де Ришелье.

Казнью дуэлянтов — представителей двух знатнейших родов — он, по собственным словам, намеревался «перерезать горло дуэли». Хотя большинство дворянства требовало помилования, Ришелье был неумолим. Бутвиль и де Шапель взошли на эшафот. Беврон спасся бегством из Парижа.

Демонстративная казнь не дала ожидаемого эффекта. Уже в следующем году при осаде Ла-Рошели офицеры, не колеблясь, прибегли к привычному способу выяснения отношений. Общество и далее оставалось терпимым к этому «благородному преступлению».

Монархам пришлось считаться с его мнением: короли почти всегда прощали дуэлянтов, даже когда дело заканчивалась гибелью или увечьем.

Людовик XIV, чье законодательство предусматривало за поединки, особенно между военными, самые жестокие наказания, изгонял из своего личного полка офицеров, которые отказывались от участия в поединке, предпочитая чести закон и дисциплину. Сам «король-солнце» во время войны за Испанское наследство послал (неизвестно, насколько серьезно) формальный вызов императору Леопольду.

Впрочем, со временем дуэль стала быстро «вырождаться», всё больше обретая черты театрализованного представления», рассчитанного на публику. Когда в марте 1778 г. два принца крови — граф д,Артуа и герцог Бурбон, появились в ложе Оперы после дуэли в Булонском лесу, зал устроил им овацию.

Одновременно смягчалась и опасность смертельного исхода, и в XIX — начале XX в. дуэль даже стала своего рода модой не только в среде армейских офицеров и отпрысков дворянских фамилий, но и у юристов, журналистов, литераторов и политиков. Репутацией заправских дуэлянтов пользовались Ламартин, Кавеньяк, Жорес и Клемансо; в Бурбонском дворце к услугам депутатов парламента были фехтовальный зал и учителя фехтования. Нередко прения в зале заседаний заканчивались поединком. Дуэль уже самим фактом ее проведения была призвана дать сторонам сатисфакцию, позволить им «сохранить лицо». Именно на такой основе формировалось позднее представление о «благородном поединке», ставшее при посредстве художественной литературы достоянием общества.

На самом деле практика подлинной дуэли XVI в. была весьма далека от ее приукрашенного в романах облика, утверждая приоритет силы в ущерб закону и порядку.

 

 


  • 5

Лень - двигатель прогресса

Продажа скакалок для укропатриотов


#5 dumalik

dumalik
  • Пользователь
  • 10,635 сообщений

Отправлено 27 February 2017 - 00:47

да тут диссертацию можно сделать по истории
мне кажется дуэли никуда не исчезли. да они из правового поля ушли в тень. но сами дуэли цветут и пахнут
каждый день кто то с кем то выясняет отношения на кулаках. битах. ножах и оружии.
повод любой. особенно у нас в стране.

мне вообще кажется иной раз. если у нас отключить электричество. газ. то мы сразу будем теми. кто жил нескольк осотен лет назад. в мозгах у людей ни чего не поменялось толком.


  • 2
"Вы все хорошо знаете Викторию и наверняка в курсе, что когда ей было 23 года, она 8 месяцев жила на борту русского судна и, возможно, узнала там определенную лексику".

Джен Псаки


#6 scorpium1

scorpium1
  • Пользователь
  • 10,721 сообщений

Отправлено 27 February 2017 - 05:51

повод любой. особенно у нас в стране.

Ну ещё бы,кто бы сомневался! :lool


  • 2

Удачливый человек - тот, кто способен сложить прочный фундамент из камней, которые швыряют в него другие!


#7 руссобалт

руссобалт
  • Пользователь
  • 2,952 сообщений
  • Locationиз-за бугра

Отправлено 27 February 2017 - 11:37

спасибо! очень интересно.особенно про женские дуэли.ничего про это не знал. :klass:

 

Думалик!ты че то в банальности опускаешься,с русофобским уклоном.а на западе(при тех же сопутствующих),конечно,будет торжествовать цивилизованность?! :facepalm

везде будет по разному.в зависимости от тех,или иных человеческих качеств.


  • 0

         20118855.gif                         - Лев Николаевич, вы - интеллигент? И взвился Гумилёв: - Боже меня сохрани, вашу мать! Я не интеллигент, у меня профессия есть! Нынешняя интеллигенция - это такая духовная секта. Что характерно: ничего не знают, ничего не умеют, совершенно не желают думать самостоятельно, но обо всем судят и совершенно не приемлют инакомыслия.

Наше варварство - в нашей иностранной интеллигенции. М.Н.Катков

«Все страны граничат друг с другом, а Русь граничит с Богом» – австрийский поэт Райнер Мария Рильке

"У России есть только два союзника: ее армия и флот" - Алекса́ндр III 

 

                                          


#8 dumalik

dumalik
  • Пользователь
  • 10,635 сообщений

Отправлено 27 February 2017 - 11:59

.....

луше ничег оне писать


Сообщение отредактировал dumalik: 27 February 2017 - 12:06

  • 0
"Вы все хорошо знаете Викторию и наверняка в курсе, что когда ей было 23 года, она 8 месяцев жила на борту русского судна и, возможно, узнала там определенную лексику".

Джен Псаки


#9 руссобалт

руссобалт
  • Пользователь
  • 2,952 сообщений
  • Locationиз-за бугра

Отправлено 27 February 2017 - 12:26

.....

луше ничег оне писать

Лех! да ты не обижайся. 

это,как я бы назвал,историческое эссе,очень интересно.и да,я с тобой соглашусь,не дай бог,мы лишимся электричества и т.д. и т.п. очень трудные испытания могут наступить.могут и дуэли вернуться.но для всех.че тя все против России торкает. ну да,тяжелые времена.но были же и хуже.будь позитивнее. вон какие праздники сейчас.народ веселится.сколько праздничных площадок.при Союзе такого не было.

Галя,при всей тяжести заболевания,была очень позитивный человек.верила в Россию.


  • 2

         20118855.gif                         - Лев Николаевич, вы - интеллигент? И взвился Гумилёв: - Боже меня сохрани, вашу мать! Я не интеллигент, у меня профессия есть! Нынешняя интеллигенция - это такая духовная секта. Что характерно: ничего не знают, ничего не умеют, совершенно не желают думать самостоятельно, но обо всем судят и совершенно не приемлют инакомыслия.

Наше варварство - в нашей иностранной интеллигенции. М.Н.Катков

«Все страны граничат друг с другом, а Русь граничит с Богом» – австрийский поэт Райнер Мария Рильке

"У России есть только два союзника: ее армия и флот" - Алекса́ндр III