Перейти к содержимому


Фотография

Чего Не Расскажет Министерство Абсорбции. «Как Жить В Израиле, Чтобы Вам Не Перегрызли Глотку»


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Абадонна

Абадонна
  • Супер модератор
  • 14,147 сообщений

Отправлено 26 October 2016 - 17:29

Чего не расскажет министерство абсорбции. «Как жить в Израиле, чтобы вам не перегрызли глотку»

 

63898.jpg

 

Ценностный конфликт между новейшей, «путинской», волной алии из России и уже успевшими превратиться в «ватиков» идейными вожаками «большой алии» 90-х, вызвавший массовую травлю новичков «старожилами» в социальных сетях, и вылившийся в вопиющий инцидент на презентации «Иерусалимского журнала» продолжает вызывать дискуссии в социальных сетях.

 

В понедельник литератор Алекс Тарн от лица «большой алии» попытался объяснить вновь приехавшим репатриантам, почему «ватики» принимают их в штыки, и что следует делать «новеньким», чтобы им не «перегрызли глотку». Текст под грозным заголовком «Не замай!» получил сотни «лайков» и перепостов. Хотя размещен манифест в открытом доступе, автор запретил воспроизводить его на нашем ресурсе. Вкратце смысл сводится к тому, что часть «большой алии» 90-х грозит «перегрызть глотку» тем новым репатриантам, которые ощущают себя «гражданами мира» и смеют нападать на местный «национал-патриотизм».

 

 

11145144_10205899557862443_6148480558933

 
Aleks Tarn
24 октября в 11:53 ·

Не замай!
 

Жить в Израиле дорого, сложно и опасно.

 

Дорого потому, что среднестатистический израильтянин горбатится за те же среднестатистические блага среднестатистически больше, чем… (подставьте по вкусу). Сам я этого не проверял, но среднестатистическое мнение именно таково.

 

Сложно потому, что Страна прочно поделена между всевозможными кликами – профессиональными, культурными, академическими, мафиозными и проч., так что ввинтиться в эту жесткую структуру довольно трудно.

 

Опасно потому, что само право этого государства на существование оспаривается другими государствами и народами – причем, как извне, так и изнутри. Следствием этого является постоянная война, которую мы ведем, чтобы просто уцелеть.

 

И тем не менее, люди здесь среднестатистически счастливей, чем... (подставьте опять-таки по вкусу). Почему?

 

Ответ не может лежать в практической плоскости, ведь, как уже сказано выше, практические параметры, мягко говоря, не ахти. Не может – и не лежит: он вполне себе метафизический, мировоззренческий, экзистенциальный. Израиль дает своим гражданам то, что с лихвой окупает и дороговизну, и сложности, и опасность: сильнейшее чувство самоидентификации со страной. Здесь оно заведомо сильнее, чем в любом другом месте, – о причинах этого феномена можно поговорить отдельно, сейчас же ограничусь одним утверждением.

 

А это уже не шутка.

 

Подумаешь, ерунда, скажет кто-нибудь, привыкший мыслить только и именно материальными категориями. Эфемерное чувство! Разве оно важнее реальных проблем жилья и работы?

 

А смерть? Эта штука тоже представляется кому-то эфемерной? Чувство самоидентификации, принадлежности к чему-то большему, устойчивому, более долговечному, чем ты сам, придает смысл и значение самой бессмысленной и незначительной жизни, загораживая ее таким образом от смерти. Не полностью, не насовсем, но без такого якоря человека – любого человека, в том числе и тебя – рано или поздно захлестывает отчаяние, с реальностью которого спорить так же бесполезно, как и с реальностью смерти.

 

Израиль – мощнейший якорь. Чувство израильской самоидентификации, осознанное или нет, артикулированное или нет, но тем не менее существующее, объединяет тут практически всех – и уроженцев, и ветеранов, и открытых для этого чувства новоприбывших. Это и есть главная наша ценность – общая и индивидуальная, и горе тому, кто осмеливается посягнуть на нее.

 

Не поняв (и не приняв) вышеизложенного, невозможно понять и конфликта между Алией 90-х и тем, что уже успели иронически окрестить НКА (Новая Качественная Алия). Как и все конфликты подобного рода, он рационализируется в форме довольно нелепых обвинений практического характера. Ну, лечатся… – так что? А вы не лечитесь? Они тоже имеют право. Ну, получают пособия. А вы не получали? Уж если на то пошло, нищая алия 90-х была для Израиля куда более тяжким бременем, чем нынешние более-менее обеспеченные пришельцы. Ну, тут и там допускают антисемитские высказывания. А в 90-е годы приезжало мало антисемитов? Ну, их национальный состав вызывает подозрения у ярых блюстителей чистоты крови. То-то же в 90-е с трапа самолета сходили сплошные дети когенов и раввинов, прямые потомки царя Давида…

 

Но именно вопиющая нелепость подобных обвинений лишний раз подчеркивает, что в их основании лежит действительно серьезная обида, заставляющая людей срываться на крик всякий раз, когда появляется соответствующий повод. ТАК обижаются только тогда, когда задето что-то действительно важное, действительно ценное, действительно основное. Здесь – это вышеописанное чувство самоидентификации со Страной.

 

НКА прибыли сюда с прямо противоположными мировоззренческими установками. Они прежде всего граждане мира. Главные ценности – индивидуальные. Страна проживания может быть любой – там, где удобнее в данный момент дышать индивидуальности. Вообще говоря, любая страна и любое государство изначально чужды гражданину мира, ибо неизбежно ущемляют индивидуальную свободу. Оппозиция этой свободе называется фашизмом и ура-патриотизмом – отличия между двумя этими ругательствами минимальны, если вообще есть. Третьей лошадью к этой паре, образуя таким образом птицу-тройку, пристегнут национализм.

 

Легко видеть, что эта позиция не просто несовместима с израильской самоидентификацией как главной государство-образующей и в то же время экзистенциальной ценностью Страны – она враждебна этой ценности всей своей сутью. Дело не в том, что НКА ругают Страну (а вы не ругаете?), называют пограничниц овчарками (что, конечно, глупо, но не заслуживает больше чем смеха), упрекают попутчиков в бездушности (а вы никогда не жаловались на местных арсов и мошенников?) и непрезентабельно описывают толстого Моню в кипе (а вас не раздражают его сползшие до середины задницы штаны?). Все это вполне простительно и естественно. Непростительно другое: принципиальный отказ от вышеупомянутой самоидентификации, принципиальное нежелание стать «своими».

 

Этот парадокс даже забавен: разгневанные израильтяне гонят людей из «своих» за то, что те не хотят стать «своими», а гонимые при этом обижаются! Зачем гнать, если они и так не хотят? Зачем обижаться, если вы и так не хотите?

 

Но если бы всё ограничивалось лишь отказом и нежеланием, то не было бы и проблемы. Ее и нет – во всяком случае, в отношении тех новоприбывших, которые тихо-мирно получили удобный израильский паспорт, купили здесь запасные квартиры и, никого не трогая, живут себе на две-три страны, оставаясь гражданами мира. Их здесь (и не здесь) уже тысячи. Кто-то их в чем-то упрекает? Нет. Абсолютно нет.

 

Проблема появляется, когда пришельцы начинают демонстрировать агрессию, привезенную сюда из других краев, где они привыкли с удобствами летать на вышеописанных птицах-тройках, охаживая кнутом фашистов, националистов и ура-патриотов. Здесь этот кнут хлещет не по лошадиной спине, а по обнаженному нерву экзистенциальной сути израильского бытия. Отсюда и обида, отсюда и гнев, временами принимающий, как это бывает в таких случаях, внешне неадекватные формы (именно внешне – на деле-то и гнев, и обида совершенно обоснованы и адекватны степени отражаемой агрессии).

 

Я пишу это для обеих групп, которые яростно переругиваются сейчас в очередном обострении этого неразрешимого конфликта. Для израильтян – поскольку никому еще не мешала попытка артикуляции подспудных и недостаточно осознанных чувств. Для граждан мира – чтобы поняли, чего следует особенно остерегаться в этой чужой и непонятной стране.

 

Уважаемые граждане мира и гости сионистского образования! Пожалуйста, лечитесь у нас. Пожалуйста, ходите по нашей земле и купайтесь в нашем море. Покупайте здесь дома и квартиры. Пользуйтесь на здоровье нашим менорастым израильским паспортом. Было бы также очень хорошо, если бы вы отдали в местную школу своих детей и внуков – в надежде на что (только тс-с!.. это секрет) вам и предоставляется все вышеупомянутое. Дети чаще всего умнее родителей (на которых, в общем, поставил крест не только отец Мень, но и Израиль-аба). А нет детей (озабоченным гражданам мира, как правило, не до подгузников) – тоже не страшно, хотя и обидно за несбывшиеся надежды. Короче, живите и в ус не дуйте.

 

Не делайте только одного, ради вашей же безопасности: не трожьте гадкого израильского национал-патриотизма. Потому что на этой отвратительной (с вашей точки зрения) гадости стоит не только здешняя государственность, но и зачастую неосознанный raison d'etre каждого отдельно взятого израильского индивида. И если удар по первому вам еще худо-бедно простят, то за второе попросту перегрызут глотку. А оно вам надо?

 

Редакция News.israelinfo.co.il попросила журналистку и блогера Ольгу Бакушинскую, приехавшую в Израиль из Москвы два года назад, прокомментировать текст Алекса Тарна. Ее ответ мы также публикуем полностью, без изменений:

 

В 1948 году, после последней мировой войны и чудовищной трагедии еврейского народа, было образовано государство Израиль. Ему есть, чем гордиться, и короткого текста не хватит, чтобы перечислять заслуги и достижения. Уникальность еврейского государства еще и в том, что любой человек с еврейскими корнями может сюда приехать жить и получить гражданство в аэропорту. Паспорт новых жителей Израиля оплачен кровью шести миллионов жертв Холокоста. Надеюсь, это понимает каждый.

 

Но только надеюсь, ибо нашелся человек по имени Алекс Тарн, который выдал манифест, набравший в фейсбуке сотни лайков и сотни перепостов. Он говорит все время «мы» — любимый способ избежать ответственности.

 

Итак, он обвиняет вновь приехавших россиян в неправильных мировоззренческих установках и индивидуальных ценностях. Они не любят давления и не признают национализм, что полностью несовместимо с израильской самоиндентификацией.

 

Согласно Тарну, национализм образует и склеивает государство Израиль. Ругайте его и критикуйте, но самоиндентифицируйтесь с ним. Будьте националистами. Это экзистенциальная суть израильского бытия. Слейтесь с массами в едином порыве ненависти к врагам. Ощущайте себя в оппозиции к миру, иначе, угрожает Тарн, «перегрызут глотку».

 

По-моему, сказанное настолько знакомо и опасно, что приходится отвечать. Почему опасно, я скажу в самом конце, почему знакомо и неприемлемо — прямо сейчас.

 

Я, например, считаю евреев богоизбранным народом. Сказано в Торе, так сказано. Только это вовсе не медаль на грудь. Это ответственность, изложенная в довольно толстой книге. Это приличное поведение и благородство, доброта и гостеприимство. Согласно этой книге, если евреи пренебрегали ответственностью, кары небесные обрушивались на них.

Угрожать, ненавидеть, травить иных – серьезное нарушение. Учтите это, господин Тарн.

 

Однако вернемся к современным реалиям. Да, во всех цивилизованных странах именно человек и его достоинство стоит во главе угла. Не человек обслуживает государство, а государство человека. Оно именно для того и существует — вы не поверите! — чтобы соблюдались законы, платились пенсии, и люди не умирали от недостатка медицинской помощи. Государство не дубина, приводящая к единообразию и единомыслию, это договор индивидуальностей и свободных людей. Прочее – Северная Корея и Советский Союз (земля ему стекловатой).

 

Пожалуйста, говорит нам Тарн открытым текстом. Приезжайте, лечитесь, живите, только не замайте нашего нутряного. Мы тут особенные, у нас национал-патриотизм во главе угла. Не буду останавливаться на том, как у еврея не отсохла рука, напечатать эти слова. Я остановлюсь на том, что приехали не нелегальные эмигранты и не объекты общественного призрения означенного господина. Приехали, чтобы жить, обустраиваться, преодолевать трудности, — но не фейсбучная стая дала им на это разрешение. А уж пассаж о том, что у граждан мира обычно не бывает детей, и вовсе за гранью. У меня есть ребенок, которого я воспитываю одна и не взяла от государства никаких положенных пособий. Просто решила – справлюсь. Продала квартиру в ненавидимой некоторой частью израильского русскоязычного общества Москве, работаю. Как и большинство моих друзей, могу честно взглянуть в глаза кому угодно. Я ничего не беру, зато много даю. Например, снимаю передачу об алие 90-х, которой меня противопоставляет автор манифеста.

 

Манифест понравился даже моим друзьям, которые до этого выражали мне восхищение и благодарность. Что я вам скажу? Я скажу, что приехала в страну свободного народа на своей земле, гордого народа, который много пережил, но это не повод перенимать у своих врагов их худшие черты.

 

Я обещала в конце рассказать, почему это опасно. Видите ли, столь лелеемый многими национал-патриотизм по Тарну — это свойство слабых и обиженных, агрессивных и требовательных без причин. Манифест обиженных, которым хочется реванша. Подумайте сами, это ваш портрет? Это портрет вашей идеальной страны? Моей — нет, потому что я из такой уехала и буду жить в Израиле.

 

Я не отстояла в России своих ценностей, но отсюда не уеду и врасту ногами в бетон, защищая свою свободу и достоинство. Свои ценности, которые не принадлежат никакому коллективу, разве что моим предкам, которые стоят за моей спиной».


  • 0

Если все время работать и никогда не отдыхать,

можно стать самым богатым человеком на кладбище.