Перейти к содержимому


Фотография

Жизнь И Судьба Доктора Жорова


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 markizy

markizy
  • Пользователь
  • 5,347 сообщений

Отправлено 24 July 2016 - 07:02

Жизнь и судьба доктора Жорова

"Профессор И.С.Жоров явился основателем анестезиологии как самостоятельной медицинской дисциплины"

Д-р. А.Ногаллер

Толчком для написания биографии И.С.Жорова - ученого-медика, хирурга и просто мужественного человека, послужило сообщение о вечере, посвященном памяти Исаака Соломоновича, который провел профессор Феликс Сромин в Доме ученых и специалистов Реховота.

Но чтобы представить жизнь и судьбу этого неординарного человека, я прочел не только его "Воспоминания", но и сведения о нем других авторов.

 

Родился И.С.Жоров в семье ремесленника в Могилеве в 1898 году. После окончания школы в 1915-м поступил в фельдшерское училище, работал сельским врачом. Был случай, когда у крестьянской семьи не было денег, чтобы купить лекарство, от которого зависела жизнь человека. Молодой доктор продал свои сапоги и на полученные деньги купил лекарство. Жизнь человека была спасена.

В 1918 вступил в Красную армию в качестве фельдшера, участвовал в гражданской войне. После окончания войны способного юношу послали учиться в Москву, где он поступил в университет на медицинский факультет.

В это время в его жизни произошло важное событие. В составе отряда красноармейцев молодой, красивый еврейский парень Исаак ходил по домам богатых с целью национализации их имущества. Однажды отряд зашел в особняк, в котором проживало княжеское семейство из династии российских царей Романовых. В комнату, в которой молодые красноармейцы осматривали и переписывали увиденное в доме имущество, вошли две девушки. Им сразу приглянулся высокий красивый парень. Переговариваясь между собой на немецком языке, они сказали:

"Он очень красивый, но дикарь".

Владевший немецким языком, Исаак выразил свое возмущение, но взял себя в руки. Каково же было удивление девушек, когда "дикарь" стал им читать стихи Генриха Гейне на языке оригинала!

Увидев изумление в синих глазах девушек, Исаак несколько успокоился и спросил:

"Придете ко мне на свидание?"

Княжеским дочерям предложение молодого человека показалось дикостью. Однако одна из них - Елена, таясь от родителей, все же пошла на свидание в сопровождении своей няни, не выдавшей её. Гулявшие до ночи по Москве молодые люди влюбились друг в друга.

На следующий день Исаак пришел в княжеский дом просить руки девушки. Мать-княгиня, увидев парня в красноармейской шинели и шлеме с красной звездой, к тому же еще еврея, упала в обморок.

Парню, конечно, было отказано, его выгнали из дома и даже стреляли вслед. Но девушка в одном платьице побежала за ним. Он снял с себя шинель, надел на нее.

Так, взявшись за руки, еврейский парень Исаак Жоров и княжна Елена Романова вместе пошли в будущее.

Для них не существовало никаких различий: ни социальных, ни религиозных, ни национальных. Вместе им пришлось испытать много трудностей в жизни, но взаимная любовь и уважение помогли преодолеть их.

Для Елены Петровны Романовой, русской княжны из царского рода, еврейский парень стал родным и близким человеком. Будущей жене Исаак Жоров помог также поступить в университет, выдав её за крестьянку, т.к. людей дворянского сословия не принимали.

Забегая вперед отметим, что впоследствии она успешно окончила университет, стала доктором медицинских наук, профессором, руководила отделением патологии беременности в Институте акушерства и гинекологии Министерства здравоохранения РСФСР.

Исаак Жоров был учеником Н.Н.Бурденко и П.А.Герцена, и после окончания учебы много работал, приобрел опыт и стал главным хирургом московских больниц.

В конце 20-х годов его послали в Германию на совершенствование, где он защитил диссертацию на немецком языке. После успешной защиты Жоров продолжил заниматься практической деятельностью хирурга, а также научными исследованиями, в частности, анестезией - создал эффективные методы наркоза, используемые при хирургических операциях.

В 1924 году в семье Жоровых родился сын Володя, которому родители сумели привить любовь к медицине.

С 1929 по 1931 год И.С.Жоров был ректором Кубанского медицинского института, а затем - заведующим хирургическим отделением Басманной больницы в Москве.

С 1928 года, анестезиология (в частности, обезболивание при хирургических операциях) стала основной темой, которой Исаак Соломонович посвятил жизнь.

В 1937 году И.С.Жоров опубликовал монографию "Неингаляционный наркоз в хирургии". Дважды изданная книга, ставшая учебным пособием, не потеряла своего научного и практического значения и в настоящее время.

 

 

Фото: Wikipedia / Fastboy

Перед войной И.С.Жоров был назначен главным консультантом по хирургии г. Москвы.

В первые дни Великой Отечественной Жоров добровольцем пошел на фронт. Вначале он служил главным хирургом 31-й армии, а затем легендарной 33-й армии, которой командовал генерал-лейтенант М.Ефремов.

В это время армия вела тяжелые оборонительные бои под Москвой. Часть армии попала в окружение немецких войск. Было много раненых. Авиация бомбила деревни, где были размещены раненые и больные. Пришлось вывезти всех в леса.

Командарм потребовал срочно прислать хирурга. Жоров был доставлен самолетом в район расположения армии и спустился на парашюте, чтобы организовать там хирургическую помощь. С немногочисленным персоналом он сумел в считанные часы развернуть полевые госпитали. Многие погибали от болевого шока. Жоров спустя несколько дней сделал бальзам, которым многим спас жизнь. В целях уменьшения болезненности при снятии повязок ожоговых ран Жоров предложил противоожоговую парафиновую повязку-пакет, включающую и болеутоляющие средства. Снятие таких пакетов осуществлялось без боли.

В книге "Герой-Командарм" описаны тяжелые бои, которые пришлось вести частям окруженной 33-й армии. В ней приведен примечательный факт.

Оказывая помощь раненым, Жоров сам заболел. Консилиум врачей принял решение направить его в тыл. В ответ на это Жоров подал рапорт на имя командарма:

"Довожу до Вашего сведения, что я категорически отказываюсь от эвакуации в тыл. Мне нужно довести до конца начатое дело по лечению легкораненых и организации команд выздоравливающих".

На рапорте резолюция командарма:

"Правильно, профессор". М.Г.Ефремов. 3 апреля 1943 г.

Существует несколько версий гибели генерал-лейтенанта Ефремова.

А.Петрушин в книге "Армия, пропавшая без вести" (2012) приводит рассказ Жорова после возвращения из плена о том, что ночь на 18 апреля была трагической для окруженной нашей армии. Взрывом мины он был контужен и потерял сознание. Очнувшись, пошел искать командующего. Кругом лежали убитые и тяжелораненые. Брели группами и в одиночку бойцы и командиры. Они рассказали, что генерал Ефремов был тяжело ранен. Чувствуя, что он уже ничем не может помочь своим войскам, и, не желая попасть тяжелораненым в плен, генерал Ефремов сказал:

"Ребята, мое дело кончено, а вы продолжайте драться".

После этого он выстрелил себе в висок. Как стало позже известно Жорову, труп командующего по приказу немцев перенесли в деревню Слободку и там похоронили. После освобождения этого района от нацистов останки генерала перевезли в Вязьму, где ему поставили памятник.

В мемуарах "В тылу врага под Вязьмой" Жоров рассказывает, что после полученной контузии очнулся, понял, что попал в плен. Был помещен в лагерь для военнопленных, где находилось много раненых и больных. Жоров вспоминал, как обрадовались пленные солдаты приходу доктора. Их оказалось очень много. Раненых никто не перевязывал, их раны гноились. Жоров сразу стал оказывать медицинскую помощь. А немцы на глазах у всех расстреливали коммунистов, политруков и евреев.

Хотя документы были заранее уничтожены, Исаак Соломонович не мог назваться под другой фамилией, т.к. многие знали его. Внешне не похожий на еврея, он назвался грузином, изменив только имя и отчество, - Иван Семенович.

Через несколько дней всех пленных отправили в деревню Темкино, где находился "русский госпиталь". У Исаака Соломоновича, с трудом добравшегося в Темкино, страшно распухли ноги. Главврач этой больницы - профессор Э.Л.Ромель проявил большое внимание к коллеге, борясь за его жизнь.

Исаак Соломонович не мог только лечиться. Долг врача обязывал его самого лечить людей. Проводимые им операции спасли от неминуемой смерти многих бойцов 33-й армии и местных жителей.

Положение темкинской больницы было тяжелым. Отсутствовали лекарства и мединструменты, свирепствовал сыпной тиф.

Но и в этой ситуации Исаак Соломонович нашел выход: дал задание старосте деревни по его чертежу изготовить нож для операций; вместо наркоза использовал самогон и оперировал; местным жителям дал задание собирать продукты для больных и раненых.

Однажды в русский госпиталь пришли немцы и удивились, что все раненые прооперированы, и стали хвалить Жорова. После чего отправили его в лагерь под Вязьму, где находилось несколько тысяч пленных и где свирепствовал тиф. Каждый день вывозили сотни трупов.

Жоров попросил разрешения отобрать тифозных больных, чтобы не заразились остальные, и поместить их в отдельное помещение. Немцы дали дом. Больных привезли, разместили. А ночью этот дом подожгли. У Жорова за несколько часов поседели волосы.

В другой раз в больницу привезли тяжелораненого немецкого офицера, которого срочно необходимо было прооперировать. Жоров согласился оперировать, но был предупрежден, что если раненый умрет, то доктор будет расстрелян.

Операция прошла удачно - жизнь офицера была спасена.

После этого Жоров стал пользоваться у немцев большим авторитетом, который ему пригодился для спасения пленных. Созданная в 1942 году в темкинской больнице подпольная группа, возглавляемая Жоровым, старалась спасти оставшихся пленных. Он выдавал их за мертвых, вывозил из лагеря в лес и переправлял к партизанам. Не раз профессор сменял скальпель хирурга на автомат солдата.

В начале 1943 года район пребывания госпиталя был освобожден частями Красной Армии. Жоров как и многие другие выходцы из окружения подвергся детальному допросу в органах НКВД. После чего был назначен главным хирургом 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Рокоссовского.

Жоров руководил медицинским обеспечением крупнейших наступательных операций Советской Армии: Орловско-Курской, Висло-Одерской и Берлинской.

В личном архиве И.С.Жорова сохранились письма маршала Советского Союза К.К.Рокоссовского, маршала артиллерии В.И.Казакова и других военачальников, содержащие слова признания его ратных заслуг и лично выполненных операций, которые спасли жизнь тысячам солдат и офицеров. Он проводил конференции врачей 1-го Белорусского фронта, на которых обсуждались вопросы улучшения лечения в отделениях фронтовых госпиталей.

К концу войны полковник медицинской службы И.С.Жоров был награжден четырьмя боевыми орденами и многими медалями, в том числе международной медалью Сопротивления. В мирное время был отмечен орденом "Знак почета".

После войны И.С.Жоров вернулся к научной и преподавательской деятельности в Первый медицинский, став заведующим кафедрой хирургии, продолжая жизнь, по выражению его племянницы Светланы Жоровой, в борьбе с болью.

Проводилась большая исследовательская работа в области различных видов ингаляционного наркоза. Была разработана новая классификация эфирного наркоза. Были изучены другие возможности ингаляционного наркоза: закисью азота, циклопропаном, триаленом и фрютеном. Впервые в СССР в клинике стал применяться флюотан (1957). Начиная с 1959 года группой сотрудников клиники изучались различные способы эндотрахеального и эндобронхиального наркоза в легочной хирургии.

Итоги исследований клиники в области обезболивания были подведены профессором И.С.Жоровым в крупном руководстве "Общее обезболивание в хирургии", которое было издано в 1959 году, дополнено и переиздано в 1964 году. Эти и другие монографии И.С.Жорова стали классикой анестезиологической литературы.

Сын Исаака Соломоновича - Владимир - тоже воевал на фронте танкистом. В одном из боев его танк загорелся. Володя получил тяжелые ожоги. Его удалось спасти. Домой вернулся с наградами. Противоожоговая повязка отца ему очень помогла. После войны Володя закончил медицинский институт. Он профессор, доктор медицинских наук, заслуженный изобретатель России. Владимир Исаакович Жоров изобрел новое обезболивающее лекарство - морфилонг - и посвятил его памяти отца.

В 1953 году И.С.Жоров выступил перед переполненным залом Первого медицинского института в защиту обвиняемых по "Делу врачей". Голосом, потрясающе похожим на голос диктора Левитана, Исаак Соломонович назвал репрессированных врачей гордостью советской медицины. После выступления он сел в машину, между прочим, подаренную ему маршалом Рокоссовским в день Победы в Берлине, и поехал домой. По пути его остановили и предъявили обвинение в ведении антисоветской пропаганды, доставили на Лубянку.

Вот что пишет об этом Светлана Жорова:

=И= "Здесь прорвало 1-й медицинский институт. Он стал бурлить, прерывались занятия, целые факультеты, потеряв страх или внезапно прозрев, просились в заложники, только чтобы взамен освободили Исаака Соломоновича. Его очень любили студенты и преподаватели".

Маршалы Г.Жуков и К.Рокоссовский поехали на прием к Сталину ходатайствовать об его освобождении. Но он был освобожден лишь после смерти Сталина, проведя два года в тюрьме. Был реабилитирован и восстановлен в должности заведующего кафедрой института.

Об Исааке Соломоновиче знали не только в Москве, не только в Советском Союзе, имя его было известно во многих странах. Он был избран почетным членом Королевского хирургического колледжа, общества анастезиологов Ирландии и Великобритании, медицинского общества Чехословакии им.Пуркинье, анестезиологов и реаниматологов Германии и многих других. Его имя вошло в энциклопедию Израиля. Несколько раз Жорова представляли в члены АН СССР, но соответствующие органы отклоняли его кандидатуру.

Им было опубликовано 160 печатных трудов,7 монографий. Его работы "Развитие обезболивания в России и СССР","Общее обезболивание в хирургии" (1964) послужили основой для медиков-хирургов.

Жоров четырежды удостаивался медалей ВДНХ СССР за проведенные разработки в области медицинской техники и медикаментов для анестезии и реанимации. Под его руководством было написано и защищено 19 докторских и 55 кандидатских диссертаций. Многие его ученики руководят кафедрами и клиниками, заведуют хирургическими и анестезиологическими отделениями.

Скончался Исаак Соломонович Жоров 17 апреля 1967 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Жена - княгиня Елена Петровна Романова, доктор медицинских наук, профессор, - скончалась в 1993 году, похоронена рядом.

Могила Исаака Жорова на Новодевичьем кладбище Москвы. 

19 марта 2008 года Могилевская еврейская община приняла активное участие в чествовании памяти земляка, известного ученого И.С. Жорова, 110-летие со дня рождения отмечалось в те дни. Выступавшие рассказывали о нелегкой судьбе талантливого врача и ученого, мужественного солдата и гражданина, прекрасного отца, воспитавшего двоих детей, продолживших дело отца. Собравшиеся с большим волнением слушали песни, написанные племянницей Жорова - Светланой Абрамовной Жоровой.

Память о великих людях измеряется памятью об их делах.

Благородными делами, совершенными доктором Жоровым, он остался в нашей памяти.

 


  • 1